Задачи обороны российских арктических рубежей требуют принципиально новых подходов в сфере военного кораблестроения

 

Арктический флот не подведет

 

Нашумевшее накануне действительно историческое событие – спуск на воду в Санкт-Петербурге ледокола нового поколения «Арктика», определенно нуждается в тщательном осмыслении с точки зрения складывающейся в мире военно-политической обстановки и вытекающих из нее военных задач России.

 

А именно ответа на вопрос – под какую функциональную роль должен быть оптимизирован в рамках этих задач новый российский ледокольный флот?

 

На первый взгляд, вроде бы все просто. Ледокол на то и ледокол, чтобы колоть лед и проводить караваны судов. Но это в мирное время. Мы же сейчас говорим о ситуации нарастающей военной опасности. Достаточно ли в этом контексте ледоколу быть просто ледоколом? Не факт! Особенно такому громадному, как новая «Арктика». Ведь его водоизмещение – под 35 тысяч тонн ставит это судно в один ряд с крупнейшими боевыми кораблями всех времен и народов – линкорами. И позволяет его рассматривать, в том числе, и как боевую платформу.

 

Арктический флот не подведет

 

И действительно, почему бы этому сверхмассивному и сверхпроходимому кораблю не иметь на борту и достойное его класса вооружение?

 

Ведь обычный боевой корабль в условиях Северного Ледовитого океана имеет весьма ограниченный район плавания, грубо говоря, до кромки арктических льдов. А чтобы продвинуться хоть на метр дальше, ему опять же нужен ледокол. То есть это уже караван, как минимум, из двух и более кораблей. Один из которых только прокладывает путь, а другой, в случае необходимости, только стреляет. Но ведь такую схему трудно назвать оптимальной. Это и двойной экипаж, и двойной расход всех ресурсов и повышенная опасность мореплавания во льдах для корабля неледового класса. Да и вообще – зачем отправлять два корабля на задание, с которым может справиться один? У России нет так много боевых единиц, чтобы расходовать их таким нерациональным способом. Настолько «не так много», что даже в разгар сирийской военной операции, Россия не смогла задействовать в Средиземном море ни свой авианосец «Адмирал Кузнецов», ни тяжелый крейсер «Петр Великий». Последний кстати, в последние годы активно участвует в северных морских походах, в сопровождение целого отряда атомных ледоколов, с целью создания новых заполярных военных баз и проверки своих боевых качеств в условиях Арктики.

 

Между тем, такого рода задачи с куда большим эффектом мог бы решить вооруженный ледокол, освободив того же «теплолюбивого» «Петра Великого» для операций на более подходящих для него южных широтах.

 

Арктический флот не подведет

 

Благо размеры той же «Арктики» таковы, что в случае постановки конструкторам подобной задачи, она может быть решена без особого труда. Тем более, что во времена СССР к ледоколам так и относились, как к боевым единицам флота и рассматривали возможность их вооружения в качестве вспомогательных крейсеров. Для ледокола «Советский Союз» было даже разработано соответствующее военное оборудование, которое, правда, так и не было установлено.

 

Но тогда и времена были другие. Никто не смотрел в те времена на Арктику, как на один из наиболее вероятных театров военных действий. Сегодня ситуация принципиально иная и уровень угроз для безопасности России, исходящих из полярного региона многократно возрос.

 

Американские и британские субмарины с баллистическими и крылатыми ракетами на борту, после длительного перерыва, вновь активно осваивают эту акваторию, тренируются в подледном плавании и в запуске ракет, так сказать – в упор, с наиболее коротких до России дистанций. Последние такие учения – в море Бофорта с привлечением двух АПЛ ВМС США, оснащенных КРМБ «Томагавк», закончились только месяц назад. Арктика особенно привлекает натовцев ввиду минимального подлетного времени ракетных снарядов и практически идеальной скрытностью плавания под ледовым панцирем.

 

Арктический флот не подведет

 

Именно поэтому задача проникновения боевых кораблей России как можно дальше на север, в скованные льдом пространства приполярной Арктики, отнюдь не выглядит чрезмерной экзотикой. И такими кораблями могут стать только новые ледоколы. Достаточно мощные и автономные, чтобы нести патрульную службу в угрожаемый период в самых отдаленных и труднодоступных районах Северного океана. Оснащение этих боевых единиц современными комплексами ПВО/ПРО семейства С-400/500 завершит формирование начатого островными базами сплошного периметра защиты России от средств воздушного и ракетного нападения с северного направления. Уже само присутствие на вынесенных далеко в океан плавучих платформах мощных зенитно-ракетных средств, сделает воздушное пространство в районе Северного полюса фактически бесполетной зоной для ВВС противника.

 

Не исключено, что новые российские ледоколы могут сыграть и весьма важную роль в противолодочной обороне страны на данном направлении. Существующая ныне непроницаемая защита ледового панциря, под прикрытием которой невидимые вражеские субмарины подбираются к российским берегам, может быть раз и навсегда устранена развертыванием вооруженных ледокольных судов в ранее недоступных для надводных боевых кораблей районах. Даже сам по себе риск быть внезапно обнаруженным таким блуждающим среди льдов противолодочным рейдером, окажет на экипажи подводных лодок противника крайне деморализующее воздействие и будет способствовать срыву их боевой задачи.

 

Кроме того, сегодня активно обсуждается тема подводных роботизированных противолодочных комплексов, идеальными носителями для которых как раз и могут стать новые большие ледоколы.

 

Арктический флот не подведет

 

Немаловажным довеском к этому комплекту вооружения может стать и уже зарекомендовавший себя комплекс ракетного наступательного оружия типа «Калибр». Его размещение на данных кораблях придаст им серьезные наступательные функции и позволит претендовать на статус господствующей военно-морской силы на данном весьма специфическом театре военных действий.

 

И если, паче чаяния, у России сегодня нет средств, чтобы строить изначально военный ледокольный флот, что было бы идеальным решением, то все указанные выше сугубо военные функции должны быть конструктивно зарезервированы в архитектуре этих кораблей. С тем, чтобы они могли быть в кратчайшие сроки активированы в угрожаемый период. А в условиях мира такие суда двойного назначения будут спокойно выполнять свою главную функцию – прокладывать путь для караванов торговых судов. Возможно, все это уже «учтено могучим ураганом». Но поскольку соответствующей информацией я, по понятным причинам, не располагаю, считаю возможным опубликовать этот текст в качестве информации к размышлению.

 

Авось пригодится.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: