Они плавают в прозрачных толщах Средиземного моря, маленькие человечки с плотно сжатыми губами и восковыми лицами. Волны качают их, словно голубая колыбель. Соль разъедает их кожу, а рыбы пожирают их плоть. Сильное течение выбрасывает маленьких утопленников на греческие острова, прямо на голые камни.

 

«Кладбище» спасательных жилетов на острове Лесбос: большинство жилетов поддельные, хотя и стоили не менее 100 евро
«Кладбище» спасательных жилетов на острове Лесбос: большинство жилетов поддельные, хотя и стоили не менее 100 евро

 

Прошлые осень и зима стали кошмаром для жителей острова Лесбос. Отсюда до турецкого берега всего шесть с половиной километров. Трупы беженцев, и детей, и взрослых, негде было хоронить. На острове просто нет мест на кладбищах из-за нехватки земли, и могилы стоят дорого. Однажды контейнер со 120 телами простоял на жаре почти две недели. Наконец, в горах нашли старое заброшенное кладбище, к которому уже заросла тропа. Туда и стали всех сваливать в безымянные могилы под номерами. Ни имен, ни национальностей. Может, когда-нибудь этим несчастным поставят памятник: «Тем, кто не достиг своей цели. Покойтесь с миром».

 

Но греческие таверны полнятся страшными слухами. Пьяные рыбаки стучат кулаками о деревянные столы и клянутся: Да, да! Мы видели! Своими глазами! Детей и взрослых с зашитыми животами! Их потрошили на органы там, в Турции, а потом контрабандисты сбрасывали трупы в нейтральных водах, надеясь, что рыбы и соль закончат черную работу.

 

«Почему же полиция здесь, на Лесбосе, не начала расследование? — скептически говорю я. «Ах, что ты понимаешь? — кричит рыбак (люди здесь очень эмоциональные) по имени Ставрос. — Ты не представляешь, что здесь творилось.

 

С конца лета на берег ежедневно высаживались тысячи людей. Часть из них — больные и раненые. У нас на острове не хватает докторов даже для своих, а тут такое нашествие! Никто не был к этому готов. Властям надо было думать о живых, а не об утопленниках и не о тех, кто умер уже на острове. Стояла адская жара, тела разлагались. Никаких экспертиз. Быстрее в землю и забыть. А я вот не могу забыть. У одного мальчика были вырезаны глаза. Именно ВЫРЕЗАНЫ. Они говорят: рыбы съели. Ха! Я рыбачу уже тридцать лет. Рыбы — не хирурги. Как думаешь, на что идут глаза? На пересадку роговицы? Не знал. Думал, их вырезают, чтоб не опознали. Я всякое повидал, но тот мальчишка до сих пор мне снится».

 

 

Самый выгодный бизнес в мире

 

В прошлом декабре турецкие власти арестовали гражданина Израиля (родом с Украины) Бориса Уокера (настоящая фамилия Вольфман), который покупал у сирийских беженцев органы. Изъятие органов происходило в частных турецких клиниках. Выяснилось, что Вольфмана давно разыскивает Интерпол не только за торговлю органами, но и за организацию нелегальных трансплантаций в Косово, Азербайджане и Шри-Ланке в 2008-2014 годах. Этот подпольный бизнес приносил ему отличный доход: от 70 до 100 тысяч евро за орган!

 

Недавно американский «Newsweek» заявил о страшной цифре: 18 000 сирийских беженцев продали в Турции и Ливане свои почки, чтобы отправиться в Европу. И это только официальные данные!

 

О взрослых информация есть, а вот о детях — тишина. (Детские органы — самые дорогие. Любой любящий родитель продаст и отдаст все, чтобы спасти жизнь своего ребенка).

 

«Нелегальная торговля органами — это замкнутый круг, — объяснил мне греческий доктор Димитрис Ксенакис. — Все заинтересованы в молчании. Убитый донор уже ничего не расскажет. Будут молчать и врачи-убийцы, и посредники, и реципиенты, которые вообще не хотят ничего знать. Раньше торговля органами была возможна лишь в странах третьего мира. Например, Индия уже давно превратилась в страну, где процветает «туризм за органами». Хуже всего, что этот бизнес невозможен без покровительства на самых верхах. Я говорю не о местных правительствах. Вырезанная почка живет 48 часов, печень и поджелудочная железа еще меньше. То есть с момента удаления до пересадки счет идет на часы. Кто способен переправить органы самолетом, к примеру, из Сомали или Кении без таможенного досмотра в любую точку земного шара?»

 

«Кого вы имеете в виду?»

 

Мой собеседник кротко улыбается. «Я не хочу потерять лицензию и быть втянутым в суды. Ищите сами».

 

Ребенок-беженец в Греции с плакатом
Ребенок-беженец в Греции с плакатом «Откройте границу или пошлите нас обратно умирать»

 

 

Куда делись пропавшие дети?

31 января этого года Интерпол ошарашил мир чудовищной цифрой: на территории Европы пропало 10 000 детей-беженцев. Спустя пару месяцев ее уточнили до 12 тысяч. Речь шла только о зарегистрированных (!) детях. А это лишь верхушка айсберга.

 

С июля по сентябрь я прошла с беженцами множество дорог как репортер. Я своими глазами видела, как тысячи молодых агрессивных мужчин штурмом брали пограничные посты или просто шли через леса. Многие из них несли на руках маленьких детей, которые плакали от страха и усталости прямо перед телекамерами. У всех беженцев не было паспортов, которые якобы сгорели во время бомбардировок, и, разумеется, ни у кого из них не было документов на детей.

 

В те первые безумные месяцы нашествия НИКТО не регистрировал ни взрослых мигрантов, ни детей. Учитывая этот факт, можно предположить, что количество пропавших детей никак не менее 25-30 тысяч человек! Только в благополучной и дисциплинированной Швеции пропало 1000 зарегистрированных(!) детей.

 

Кстати, их никто не ищет. Я делала запрос в Интерпол с просьбой сообщить мне как журналисту, с кем я могу связаться из следователей. В ответ — молчание.

 

«Маленький ребенок — это что-то вроде визы и защиты, — рассказывала мне македонская журналистка Милена, с которой мы познакомились в лагере для беженцев Идомени. — Я часто работаю на греко-македонской границе и видела, как мужчины бросаются на полицейских с малышами на руках, зная, что никто не посмеет ударить ребенка. И я абсолютно уверена, что это не ИХ дети. Я даже не говорю о внешнем несходстве: смуглые, слишком молодые парни с голубоглазыми светлокожими мальчиками. Речь о другом. Ни один родитель не подставит своего ребенка под слезоточивый газ и не бросится в гущу толпы, рискуя тем, что его чадо просто затопчут!

 

Пока балканский маршрут действовал, сербские полицейские нашли в лесу несколько малолетних детей, больных, запуганных, не способных назвать своего имени. Скорей всего, их бросили, когда они заболели и стали обузой для мнимых отцов. Для беженца крепкий, здоровый ребенок — это капитал. Если он хорошенький, его продадут в бордель. Если нет, — разделают как поросенка в мясной лавке на органы. Рядом Косово и Албания с большим опытом таких операций со времен бомбардировок Югославии. И никто не будет искать этого ребенка, — у него даже нет документов

 

 

Кто эти дети?

 

Их купили. ИГИЛ с момента своего существования активно торгует на базарах женщинами и детьми. Дороже всего ценятся девочки и мальчики до 9 лет, которых продают в сексуальное рабство. Больше всего пострадали езиды. Поскольку террористы считают солнцепоклонников-езидов погаными язычниками, то и отношение к ним самое жестокое. В храме езидов Лалеш неподалеку от Мосула, в одном из древнейших храмов на земле, еще два года назад я видела спасшихся от рук террористов беженцев. Но среди них почти не было детей. Если взрослым удавалось бежать, то почти все дети езидов или погибли, или попали в рабство.

 

 

 

Католичка Мария, бежавшая из Мосула, с которой я познакомилась в Анкаве, христианском районе иракского Эрбиля, тихим голосом рассказывала мне, как ей повезло. До взятия города она успела отправить свою единственную дочь к родственникам в Эрбиль. Она и ее муж остались, просто не веря, что иракская армия за считанные часы сдаст огромный город. Часть христиан посадили в автобусы, обобрав их до нитки (Марии пришлось вынуть из ушей золотые серьги, а муж боялся открывать рот, чтоб не показывать золотые зубы). И вот тогда в автобусе разыгрались трагические сцены. Террористы вырвали из рук одной молодой матери пятилетнюю дочь, а у другой под дулами автоматов отобрали десятилетнего сына. Никому из христиан не позволили вывезти красивых малолетних детей.

 

 

 

Среди детей, ввезенных в Европу, также много детей войны, сирот, потерявших родителей во время бомбардировок. Или просто тех, кто сами потерялись в хаосе боевых действий. По оценкам ООН только в Сирии в зоне гражданской войны оказались 5 600 000 детей. А теперь представьте: трехлетний малыш выжил в доме, где погибли или ранены его родители. Плачущего ребенка уведет любой «добрый дядя», который даст ему конфетку или игрушку. Уже через пару недель ребенок будет считать его «своим», а через несколько месяцев о родителях останутся смутные воспоминания. Если вообще останутся.

 

 

 

На пароме, плывшем на остров Лесбос, я познакомилась со стюардом. (Назовем его Костас, иначе он потеряет работу). За 10 месяцев он видел десятки тысяч беженцев, стремившихся к европейскому континенту. Когда я рассказываю ему, как власти ЕС надеются интегрировать эту миллионную массу людей, он заходится смехом. «Этим евробюрократам надо зайти в наш роскошный паром, где все в позолоте и коврах, — говорит он. — Мы ужаснулись, когда обнаружили, как беженцы из Африки, Пакистана и Афганистана, извиняюсь, какали по углам. Когда мы поймали их на горячем, один из них, неплохо говоривший по-английски, объяснил, что мы — нецивилизованные люди, и у нас неправильные туалеты. Мусульмане не могут ходить в такие туалеты, тем более там нет кувшинов с водой для подмывания. Поэтому они предпочли изгадить нам ковры».

 

Читать далее

 

 

Источник — сайт «Комсомольской правды»

 

 

 

 

Метки по теме: ; ; ; ;