Россия поменяла украинцев на украинцев

Накануне президент России Владимир Путин своими указами помиловал граждан Украины Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко, приговоренных в России соответственно к семи и шести годам колонии строгого режима.

 

Геннадий Афанасьев проходил по делу о создании на территории Крыма ячейки террористического сообщества «Правый сектор». В апреле 2014 года ПС в Симферополе было совершено два теракта — поджоги зданий общественных организаций, а также осуществлявших в апреле-мае 2014 года приготовления к терактам в Симферополе, в том числе к взрыву мемориала «Вечный огонь» .

 

Юрий Солошенко, ранее занимавший пост гендиректора полтавского завода «Знамя», был признан виновным в шпионаже. Действуя в интересах Министерства обороны Украины, осуществлял на территории РФ действия по добыванию образцов комплектующих и технической документации к ним для зенитно-ракетных комплексов.

 

Оба они были отправлены в Киев.

 

В этот же день в Москву прибыли освобожденные из мест заключения граждане Украины: подозревавшаяся Киевом в сепаратизме Елена Глищинская с несовершеннолетним ребенком и Виталий Диденко, осужденный по той же статье и помилованный президентом Украины Петром Порошенко.

 

Глищинскую, которая была директором одесской областной телерадиокомпании «Свободная волна», обвиняли по статьям «сепаратизм и государственная измена». Ей грозило от 12 до 15 лет лишения свободы. Она долгое время находилась в СИЗО Одесской области, несмотря на беременность и рождение ребенка.

 

Диденко, главного редактора одесского городского интернет-издания «Информационный центр», осудили на три года. Он находился в колонии Ровненской области.

 

Охота

 

Весь мировой опыт убедительно показал: если начинать менять преступников на заложников, особенно террористов на заложников, то преступники начинают массово захватывать заложников с тем, чтобы иметь «обменный фонд». А мы сперва обменяли соучастницу массовых убийств на Донбассе на российских добровольцев, защищавших Донбасс от массовых убийц, потом обменяли террориста и шпиона на журналистов, честно выполнявших свой профессиональный долг. Это, на мой взгляд, показывает, что в ближайшее время со стороны террористов, захвативших Киев в феврале 2014 года, будет постоянно и очень активно вестись охота за гражданами РФ и украинскими «сепаратистами». За любыми гражданами, не имеющими ни малейшего отношения вообще к какой бы то ни было силовой или политической деятельности, – просто для того, чтобы обменивать на уличённых преступников и террористов. Это, к сожалению, практически неизбежно при выбранном направлении движения.

 

Единственный приемлемый «обменный фонд» – это украинские военнослужащие, причём именно военнослужащие, а не участники террористических групп, именующих себя батальонами национальной гвардии или добровольческими корпусами. Это именно пленные, захваченные в ходе своих боевых действий против Донбасса. Любой другой вариант приведёт к тому, что будут захватывать всё новых и новых заведомо невиновных граждан РФ и граждан Украины, представляющих какой-либо интерес для РФ просто для того, чтобы обменивать их на подельников этих террористов. Поэтому я, конечно, очень рад, что удалось освободить заведомо невиновных людей, но в то же время считаю, что это сделано таким способом, какой может в будущем обернуться значительно большими неприятностями, чем те, что происходят сейчас. Есть такая формула: что может быть ценнее человеческой жизни – две человеческих жизни. Если мы действуем сейчас тем способом, какой может поставить под угрозу даже не две, а многие тысячи человеческих жизней – это значит, что мы неправы и должны поискать какой-то другой образ действия.

 

К тому же при последнем обмене произошёл беспрецедентный случай: граждан Украины поменяли на граждан Украины же. Насколько здесь вообще правомочны действия России? Формально всё обставлено аккуратно: эти граждане Украины всего лишь помилованы и, таким образом формального обмена не было. Но все мы прекрасно понимаем, насколько форма может отличаться от содержания. Поэтому я не сомневаюсь, что с юридической точки зрения всё чисто, а вот с моральной, боюсь, что нет.

 

Русское большинство граждан Одессы, да, собственно, и русское большинство граждан всей Украины сейчас загнанно в подполье, как при немецко-фашистской оккупации, и не может сопротивляться массовому превращению в антирусских. Я считаю действия Киева заведомо преступными и полагаю, что в дальнейшем самим жителям Украины и особенно жителям Одессы будет очень стыдно за то, что они не смогли сорганизоваться и скоординироваться вовремя и допустили захват власти ничтожным, но подавляющим меньшинством.

 

Как в связи с обменом Савченко, так и сейчас всплывает имя Виктора Медведчука. Что это за фигура? Можно ли сказать, что российское руководство, как бы привлекая Медведчука к якобы гуманистическим акциям, готовит почву для того, чтобы он со временем занял высокий пост на Украине? Я не думаю, что у Медведчука есть на Украине какие-нибудь серьёзные шансы на власть. Он в лучшем случае будет, как и раньше, «при власти». Он долгое время был при президенте Кучме главой администрации президента. Когда Кучма отсидел свой второй срок в президентском кресле, именно Медведчук стал главой предвыборного штаба Януковича и вёл эту кампанию, мягко говоря, довольно странно. Знакомые специалисты по проведению предвыборных кампаний сообщали мне, что Медведчук игнорировал многие их разумные предложения, и, более того, делал зачастую вещи прямо противоположные тому, что они предлагали. В результате кампания, которая была для Януковича стопроцентно выигрышной, закончилась почти вничью с очень незначительным преимуществом Януковича, что и дало возможность провести «рыжий бунт», объявить голосованием фальсифицированным в пользу Виктора Фёдоровича. Хотя позднейшие исследования доказали: все подтасовки и манипуляции, какие удалось выявить, были в пользу Ющенко.

 

Насколько я могу судить, это странное поведение было вызвано тем, что Кучме нужны были именно такие неубедительные результаты. Дело в том, что сам Кучма уже довольно давно пытался провести конституционную реформу, дающую премьеру все права, что были ранее у президента. Кучма не мог больше оставаться президентом, все конституционные сроки были исчерпаны, и он рассчитывал, располагая в тот момент значительным большинством в парламенте, передать президентские полномочия премьеру и стать премьером. Но конституционную реформу ему никак не удавалось продавить. И тогда он организовал практически ничейный результат выборов в расчёте на то, что таким способом он пригрозит и своей провластной партии, и оппозиции, что победить может противник, и поэтому лучше заранее обезвредить противника путём конституционной реформы. И тогда Кучма действительно продавил эту реформу. Но он не учёл, что большинство у него – «болотное», люди, не имеющие твёрдых собственных убеждений. И когда оказалось, что Кучма уже не самая большая лягушка в этом болоте, большинство немедленно переметнулось на сторону Ющенко.

 

К чему я вспомнил о тогдашних политических играх? К тому, что, на мой взгляд, это показывает, насколько ненадёжны украинские политики в целом. В том числе, очевидно, и Медведчук. В любом случае, если действительно кто-то из российских политиков рассчитывает в дальнейшем на лояльность Медведчука или, допустим, бывшего премьера Пахло, который по жене Азаров, или депутата Олейника, провозглашённого главой Комитета спасения Украины, – их надежды будут ещё не раз жестоко обмануты. Из известных мне лично украинских политиков рассчитывать можно разве что на депутата последнего законного Верховного Совета Украины Игоря Олеговича Маркова, создателя и руководителя партии «Родина». Ибо программа этой партии строится на том, что украинцы – часть русского народа, и что воссоединение всех частей русского народа необходимо. Ещё раз повторю: рассчитывать в российской политике можно только на людей, придерживающихся именно таких убеждений.

 

Анатолий Вассерман

 

 

 

Метки по теме: