Н.В.Неврев. «Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма», 1874.
Н.В.Неврев. «Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма», 1874.

 

3 июня 2016 года канцлер Германии Ангела Меркель, выступая на региональном партийном съезде Христианско-демократического союза (ХДС) в федеральной земле Мекленбург — Передняя Померания, заявила, что она является сторонником постепенного приближения России к европейскому экономическому пространству и выступает за создание, в конечном итоге, единой экономической зоны от Владивостока до Лиссабона. Подобной отсылкой к проекту т. н. «большой Европы от Лиссабона до Владивостока» Меркель столь явно послала Москве ободряющий жест, побуждающий ее на продвижение Минского процесса вплоть до его завершения. Возобновление, по крайней мере, на уровне риторики проекта «большой Европы» дает надежду известным кругам на то, что ситуация в отношениях Москвы и Берлина, Москвы и Брюсселя вернется на уровень «бизнес как обычно», необходимо лишь сделать «партнерам» требуемые геополитические уступки. Напомним, что с разными нюансами проект создания «большой Европы» был официальной для России идеологией еще со времен заката Перестройки. Во имя якобы «большой Европы» делались со времен Горбачева геополитические уступки и проводились разрушительные реформы.

 

После начала нынешнего украинского кризиса околомидовское экспертное сообщество в Москве, объединенное в Российский совет по международным делам (РСМД), пытается то ли реанимировать, то ли модифицировать, то ли еще каким-то образом продвинуть, но, в любом случае, тем или иным способом вернуть в официальную российскую политику концепцию «большой Европы». Во имя «большой Европы» «партнеров» просят понять и простить Россию. Подобный посыл РСМД до самого последнего момента настойчиво адресовал своим партнерам по «экспертизе» на Западе.

 

Так, например, 4 июня 2016 года РСМД в партнерстве с «Балтийским форумом» (Латвия) и Институтом современного развития (ИНСОР) провели семинар на тему «Россия-Европейский союз: вызовы взаимозависимости и формирование новой повестки». В рамках семинара обсуждались вопросы безопасности и возможности сотрудничества России и ЕС в экономической сфере в направлении движения ко все той же «большой Европе». В семинаре приняли участие, президент РСМД экс-министр Игорь Иванов, генеральный директор РСМД Андрей Кортунов, президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс и другие знаковые фигуры.

 

Накануне этого события, 31 мая 2016 года, РСМД опубликовал на своем информационном ресурсе очередной материал в надежде обновить доктрину «большой Европы» — пространную аналитическую записку «Новая повестка отношений между Россией и ЕС» за авторством профессора МГИМО и главного редактора журнала «Вся Европа» Марка Энтина и доцента Высшей школы экономики Екатерины Энтиной.

 

С точки зрения Энтиных, предпосылками для создания «большой Европы» являются факты «объективной реальности»:

 

  1. У России и Европы общие история, культура, религиозные, философские и цивилизационные корни;

 

  1. Россия решительно порвала с прошлым делением на два противоборствующих лагеря. Европу и Россию не разделяет пропасть антагонистических несовместимых идеологий. Снята угроза ядерной войны;

 

  1. Россия и ЕС придерживаются по большей части схожих стратегических целей.

 

Однако, при ближайшем рассмотрении, заметим, все предложенные Энтиными «факторы объективной реальности» ложны. Если уж мы хотим говорить об общности с европейцами, то следует говорить не о корешках, а о вершках — о современной ситуации, или ситуации, по крайней мере, последнего столетия. Но более важное — говорить об идентичностях. С этой точки зрения, главное — не потерявшиеся во времени корни, а то, что свою европейскую идентичность европейцы не распространяют на русских. В одинаковой мере, как хорошо показали последние события, не распространяют ее и на турок. Другими словами, мало того, чтобы профессор Энтин и доцент Энтина считали себя «европейцами». Европейцами их должны считать сами европейцы. А этого нет. И потом, «общность истории» России и Европы обеспечивается только на линии их пограничного соприкосновения с тем условием, что эта история, помимо сотрудничества и взаимодействия, одинаково конфликтна и порой конфликтна фундаментально. Что касается, общности религиозных корней, то это, если только смотреть на далекую эпоху Вселенских соборов. Во всем остальном мы имеем не только различные, но и антагонистически настроенные друг против друга религиозные идеологии, смотрящих друг на друга, как на схизматиков и еретиков. В ХVII веке, например, в Европе в ученых кругах теологов оживленно обсуждался вопрос, а христиане ли вообще русские. Ну, а что касается цивилизационных корней, если не смотреть слишком глубоко в эпоху классической Эллады, то Россия в равной степени является наследницей как Восточно-Римской империи в лице Второго Рима, так и евразийской империи Чингис-хана. Европа же — Западной Римской империи, Первого Рима.

 

Весьма спорно и утверждение Энтиных о том, что в настоящее время «снята угроза ядерной войны». Вряд ли можно говорить о «снятии угрозы», когда сохраняются столь обширные арсеналы ядерного оружия и их носителей, а стратегические концепции безопасности Франции, Великобритании и России предполагают случаи его применения конкретно на европейском континенте.

 

Россия, действительно, порвала с прошлым делением на «два противоборствующих лагеря», но от этого фундаментальное разделение мира не исчезло. «Золотой миллиард» противостоит всему остальному человечеству, а сама Россия, по классификации предшествующей «эпохи разделения», из второго мира опустилась в третий. Россию в «золотой миллиард» не берут, но ее к «золотому миллиарду» приспосабливают. Последнее, очевидно, и означает «европейский выбор» и «большую Европу».

 

Ну, и абсолютно ложно утверждение Энтиных о «схожести» стратегических целей России и ЕС. Тут, надо понимать, что «схожесть» как раз и привела к геополитическому столкновению на Украине? Стратегические цели у России и ЕС, разумеется, разные. И все сферы — безопасность, политика, внутреннее управление, экономика, культура — это демонстрируют.

 

Что касается остальной части аналитической записки, то главное — Энтины не согласны с выдвинутой в российском экспертном сообществе после украинского конфликта идеи «параллельного существования России и Европы» — это де «мы уже проходили во времена Советского Союза», — утверждают они и добавляют: «Будем надеяться, что сосуществование осталось в далеком прошлом». Авторы рассматриваемой аналитической записки выступают за «сотрудничество» вместо «сосуществования», хотя не понятно, почему второе является отрицанием первого. Сосуществование предполагает сотрудничество. Но, с другой стороны, признание сосуществования обозначает отказ от намерения сокрушения, завоевания или трансформации другой стороны. Чем это плохо? Выясняется: плохо для столь «любимой» концепции «большой Европы».

 

Энтины полагают, что нынешний отказ от концепции «большой Европы от Лиссабона до Владивостока» может быть временным явлением. «По прошествии какого-то времени ситуация может измениться, уже сейчас не надо предпринимать шаги, которые могут этому помешать», — утверждают они. Заметим, что последнее выступление Меркель в Мекленбурге как раз и дает надежду именно для подобных ожиданий, когда ситуация изменится. Правда, тут заметим, что Энтины в своей аналитической записке для РСМД выступают за «парадигму сотрудничества» между Россией и ЕС, совершенно умалчивая о путях выхода из военного кризиса на Украине и о проблеме Крыма.

 

Тема «большой Европы», как видим, продолжает будоражить информационный ресурс РСМД с завидной регулярностью. И вот тут 7 июня 2016 года выходит крайне некомплиментарный для сторонников «европейского выбора» материал. РСМД публикует статью доцента МГУ Алексея Фененко под названием «Есть ли у России «европейский выбор«? Станет ли эта работа точкой перелома, начала дискуссии и преодоления доктрины «большой Европы»? Трудно сказать. Но обратимся к содержательной стороне статьи Фененко.

 

Главный тезис. В своей работе Фененко указывает на то обстоятельство, что «европейский выбор» России невозможен, поскольку отдельного субъекта «Европа» в настоящее время не существует, а вместо нее выступает «единый Запад» в своем евроатлантическом формате. Государства-члены ЕС тесно связаны с США, при главенстве последних, экономически, политически, культурно и в вопросах единой безопасности.

 

Второй существенный момент. Фененко полагает, что пути для европейской модернизации России закрыты по причине того, что ее субъект для партнерства для модернизации исчез, растворившись в едином евроатлантическом сообществе. Конечно, это не значит, что модернизация для России невозможна. Для России лишь закрыт один важный ресурс для модернизации, который использовался в предшествующие исторические периоды.

 

Другое важное обстоятельство, на которое указывает Фененко, это то, что руководимый США единый Запад не заинтересован в модернизации России по объективным причинам. Запад не хочет укрепления посредством модернизированной экономики военного потенциала России. Запад против и интеграционных возможностей, которые появятся у России на постсоветском пространстве в случае ее модернизации. И самое последнее — у единого Запада нет опасного противника, против которого он желал бы направить союзную ему и модернизированную Россию.

 

Тем не менее, если не «европейский», то «евроатлантический выбор» у России все-таки остается. Но здесь Фененко указывает, что тесно связанные с российским МИДом эксперты РСМД просто игнорируют вопрос выставляемой Западом России цены за «европейский выбор» — на самом деле, евроатлантический.

 

Вот самые главные условия, выставляемые России Западом:

 

  1. ликвидировать в одностороннем порядке военный, в том числе, разумеется ядерный потенциал до нужного для безопасности США и его европейских союзников уровня;

 

  1. предоставить гарантии невозможности быстрого восстановления военного потенциала России, то есть ликвидировать фундаментальную науку и соответствующую систему образования;

 

  1. отказаться от внешнеполитической активности на территории постсоветского пространства бывшего СССР;

 

  1. ликвидировать естественные монополии;

 

  1. расширить систему местного самоуправления и полномочия регионов.

 

Пункты 4 и 5 будут способствовать дальнейшему процессу дезинтеграции России. А пункты 1, 2, 3 станут гарантией неотвратимости предложенного сценария.

 

Развитие местного самоуправления на основе внедренных «европейских норм» будет означать сокращение полномочий федерального центра и оформление внешнего представительства регионов. Ликвидация естественных монополий лишит внутренней связности экономику страны. В конечном итоге «европейский выбор» на практике означает размывание российской государственности. В результате процесса возникнут объективные предпосылки для преобразования Российской Федерации в конфедерацию. Но «конфедеративная Россия», указывает Фененко, не сможет сохранить своей территориальной целостности из-за разноцивилизационной ориентации своих регионов. Более того, Фененко утверждает, что Запад не заинтересован в сохранении даже прозападной «конфедеративной России» в ее нынешних границах, поскольку евроатлантическое сообщество захочет получить гарантии невозможности восстановления конкурента не этой территории. К этому времени потенциала сопротивления этим разрушительным тенденциям у России просто не останется. Таким образом, Фененко утверждает, что цена «европейского выбора» России — это само существование России, как независимого государства и особой цивилизации.

 

Весьма характерна иллюстрация, снабдившая текст статьи Фененко в публикации РСМД — это репродукция картины Николая Васильевича Неврева «Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма». Используя исторические аналогии, Фененко утверждает, что «радикальные отечественные либералы, продвигающие проект „модернизации России“, предусматривающей геополитическое сжатие России, условно говоря, отстаивают модернизацию России по Лжедмитрию».

 

Тут можно чуть скорректировать подобного рода утверждение, На практике в России не просто «предлагается», а уже три десятка лет идет «модернизация по Лжедмитрию», т. е. попросту говоря, Смута. Процессы Смуты определяются прежде всего состоянием сферы сознания и культуры социума, определяющих фундаментальный кризис цивилизационной и национальной идентичности русских. Текущее положение из-за возникших дисбалансов крайне неустойчиво, и заведомо несет в себе конфликтный потенциал. Это и есть следствие «европейского выбора» России, ставшего причиной и следствием глубокого кризиса цивилизационной идентичности. Между тем, процесс полноценной экспансии евроатлантического сообщества на территорию исторической России уже стартовал, и какие-то там Минские соглашения повлиять на этот процесс не могут.

 

Эксперты РСМД — сторонники проекта «большой Европы» наглядно своим творчеством демонстрируют кризис своей идентичности. Как только с украинским кризисом начался следующий этап деструкции России, они стали демонстрировать особо нереалистичные оценки происходящего, описывать ложные сценарии и давать ошибочные прогнозы. А еще кризис идентичности очевидно парализует у них простой инстинкт самосохранения. Очевидно, что в результате развития событий в определенный момент не понадобятся ни Москва в ее столичном статусе, ни МИД, ни они сами, кормящиеся вокруг этого учреждения.

 

Здесь далее следует заметить, что деструкция целой цивилизации не может проходить плавно и без социальных потрясений. И они несомненно последуют в ходе разрушительных процессов, в которых экспертам или их ближайшему потомству, продвигающим «большую Европу», не уцелеть. Уже с крайних флангов российской общественности раздаются публичные призывы к насильственной революции, как рецепту разрешения накопившихся проблем. Среди т. н. «нацдемов» появилась целая группа русофобствующих публицистов, которые открыто агитируют за полное территориальное расчленение России и ликвидацию русской этнической идентичности с заменой ее на создаваемые посредством методов конструктивистской этнологии новые региональные идентичности. А тем временем в регионах РФ наблюдаются негативные процессы в области общественного сознания, образования и культуры. В экономике современной России продолжается деиндустриализация. За двадцать пять лет проблема накопления и воспроизводства капитала так и не решена. Ухудшающаяся экономическая реальность явно идет на пользу проекта «большой Европы».

 

Публикация Алексея Фененко на РСМД с критикой проекта «большой Европы» несомненно является знаковым моментом для нашего столичного экспертного сообщества и самого РСМД. Выступление Фененко явно требует дискуссии с участием сторонников проекта «большой Европы» среди экспертов РСМД. Игнорирование публикации Фененко и продолжение унылого канючения перед зарубежными «партнерами» на тему «большой Европы» будет означать не только дефицит научной этики, но и сугубо идеологическую направленность проекта «большой Европы», требующего капитулянтства и прямого участия в дальнейшем подрыве российской государственности. Складывающаяся геополитическая ситуация на южных и западных рубежах Российской Федерации требует ясности и честности в описании стратегической ситуации. Не только ясности, но и жестокого реализма, который продемонстрировал Фененко в своей статье. Без этого не только не победить, но и даже не выстоять. Будем ждать реакции экспертного сообщества РСМД на выступление Алексея Фененко на актуальную политическую тему, требующую решительного стратегического выбора.

 

EADaily

 

 

 

Метки по теме: ; ;