Как по-разному можно смотреть на одни и те же события. Одно и то же может быть подвигом, а может быть преступлением. Может быть героизмом, а может быть садизмом. Все зависит от нашего отношения к этим самым событиям.

 

Обезьяна с пистолетом

 

Совсем недавно один молодой человек, будучи совершенно убежденным в своей правоте и ведомый «высшей идеей», бросил гранату в работников милиции. Прямо возле Верховной Рады. Прямо в цепь милиционеров. Граната, как это и предполагалось, сделала свою страшную работу. Она взорвалась и убила четырех молодых ребят. Милиционеров. Срочников. Еще несколько десятков таких же пацанов получили осколочные ранения. Некоторые из них получили очень тяжелые ранения. Некоторые едва выжили. Восемь человек остались инвалидами.

 

Парня, бросившего гранату, арестовали. Сначала по телевизору сказали, что он преступник. Так показалось одним людям. Но вот через два месяца за дело взялись люди другие и парня выпустили из тюрьмы и по телевизору сказали, что он герой. Выпустили его под личное обязательство больше так не поступать. Парень пообещал. Судья поверил. Все-таки герой.

 

А что с теми парнями, которые погибли? С теми милиционерами, которых убил этот «герой»? Сначала они были героями, а потом… Потом за дело взялись другие люди и про них просто забыли.

 

И вот теперь граната стала очень популярным способом объяснения политических реалий. Босоногая Надя, совершенно ничего не понимающая в том, о чем пыталась говорить, все же достаточно доходчиво с трибуны Верховной Рады рассказала о том, как работает граната. При этом Надя несколько раз произнесла мало понятные для нее слова:«конституция», «государство», «народ». Что Надя хотела сказать – я не понял. И мне это показалось немного наигранным и странным. Но вот уже сегодня я прочел несколько восторженных откликов о том, что «только так с ними разговаривать и надо» и что «если не поймут, так пора уже и настоящей гранатой их шарахнуть» и что «Надя давай».

 

Вот уж действительно, как по-разному одно и то же событие может быть воспринято разными людьми.

 

Василий Волга