Двухдневный визит в Грецию российской делегации во главе с президентом Владимиром Путиным подвёл черту под событиями последних двух лет и заложил основу для новых страниц истории. Москва намерена перейти из пассивного пребывания под санкционным прессом в контрнаступление, но не через ответные санкции, а через энергичное налаживание отношений с Европой. Греция как давний исторический партнер и духовно близкая страна выбрана с двумя целями: для возобновления сотрудничества с Евросоюзом, все больше похожим на «авгиевы конюшни», и для сдерживания агрессивного поведения Турции.

 

Греческий аванпост России в Европе

 

Накануне визита в Грецию эти цели были обозначены российской стороной в прессе. Помощник президента России Юрий Ушаков, назвав одним из пунктов повестки вопросы военно-технического сотрудничества Москвы и Афин, прямо указал, что поднимаются они «с учетом того, что у Греции есть постоянная задача сдерживания Турции».

 

А Владимир Путин в статье «Россия и Греция: сотрудничество на благо мира и процветания», опубликованной в греческой газете «Катимерини», сделал акцент на роли многоплановых российско-греческих отношений для «гармонизации европейского и евразийского интеграционных процессов».

 

Очевидно, что обеспечить «старому континенту» достойное место в новых международных реалиях можно, только объединив потенциалы всех европейских стран, в том числе и России. Важным элементом в этой системе являются многоплановые российско-греческие связи.

 

При этом на сей раз тактика сотрудничества с европейским государством изменена, поскольку прежние стандартные подходы в нынешних условиях себя не оправдывают. На этот раз Россия заходит в Грецию в не совсем привычной для себя роли инвестора. Пользуясь кризисным положением страны, мы предлагаем инвестиции и покупаем активы, когда они дёшевы и интересны. Также заключаются двусторонние соглашения в сферах энергетики, туризма, военно-технического сотрудничества и культурных связей.

 

Словом, проделана серьёзная работа для того, чтобы прийти в Грецию всерьёз и надолго, причём на таких условиях, чтобы нас нельзя было оттуда просто выгнать – на сей раз, учитывая прежний опыт и нынешнее шаткое положение, всё делается с запасом прочности и достаточными гарантиями.

 

Например, Россия обсуждает с Грецией передачу совместному предприятию с участием «Газпрома» угольного разреза — в качестве компенсации за убытки, возникшие при строительстве газовой инфраструктуры. Об этом рассказал журналистам  министр энергетики России Александр Новак:

 

Сейчас мы рассматриваем вариант передачи угольного разреза в (районе) Веви компании «Прометей газ», это СП «Газпрома» и греческих партнеров. Угольный разрез даст возможность получать доход, так как уголь используется местной электростанцией.

 

 

Другой вариант «привязки» Греции – это туризм, потоки которого на полуостров возросли на 523% в этом году из-за проблем с традиционными туристическими маршрутами в Турцию и Египет. По оценке Ростуризма, в этом году Греция заняла уже первое место по количеству бронирования, а прогнозируемое количество российских туристов — порядка 1 млн человек. При этом Путин отметил, что значительная часть граждан России готова переориентироваться на Грецию, и если оперативно решить вопрос с визами, то количество россиян на греческих курортах может быть и больше.

 

Таким образом, Россия создаёт для себя естественного лоббиста, который сам теперь будет расшибать себе лоб для решения визового вопроса для россиян, находящихся в «изоляции». При этом не исключено, что Евросоюз может даже уступить Греции в этом вопросе: содержание Афин и так обходится недёшево, и если у них наладится хоть какой-то собственный бизнес, это может стать хорошим поводом для сокращения финансовых вливаний. Россия ставит Евросоюз перед выбором: или сохранение конфронтации, которая наносит экономический вред, во имя евроатлантического единства в отстаивании интересов США, или маленькая незаметная уступка, которая вроде и не требует отмены санкций, но зато позволяет экономить деньги в тот момент, когда Европу и так лихорадит от экономического и внутриполитического кризиса.

 

Немаловажно, что Россия демонстрирует приверженность традиционным христианским ценностям, и это также должно положительно восприниматься большинством простых европейцев.

 

В то время как элиты через подконтрольные СМИ запугивают жителей Европы русскими ракетами и танками, мы демонстрируем приверженность общим христианским ценностям, ненавязчиво подчёркивая, что она имеет уже тысячелетнюю историю – визит президента России на Афон приурочен к 1000-летней годовщине присутствия на Святой горе русского монашества. А вместо «танков и ракет» была привезена икона Андрея Рублева «Вознесение» из собрания Третьяковской галереи.

 

Москва предпринимает конкретные шаги, подрывая антироссийскую пропаганду в европейских СМИ, обращаясь делами непосредственно к народу. Фактически Россия просто пытается сделать антироссийскую политику максимально непопулярной, демонстрируя общность ценностей, в то время как западная пропаганда всеми силами пытается доказать, что русские «другие» и «неправильные».

 

Одновременно с этим были подписаны межгосударственные соглашения по энергетике и сельскому хозяйству – очень важным для Греции пунктам. Для нас они также могут стать выгодными, поскольку в случае смягчения продуктового эмбарго Россия получит недорогие фрукты, овощи и сельхозпродукцию. Тем самым могут быть частично компенсированы потери от запрета турецких товаров — объемы сельскозяйственного производства Греции и «южный» ассортимент тому соответствуют.

 

В сочетании с заменой турецкого туризма на греческий можно говорить, что Россия нашла в лице Греции «маленькую Турцию». С точки зрения даров моря и южного климата.

 

Также «Роснефть» подписала соглашение о поставках нефти в Грецию, о чем сообщили Игорь Сечин и исполнительный директор Hellenic Petroleum SA Григорис Стергиоулис. Как заявили в российской компании, подписанное соглашение выводит сотрудничество с греческими партнерами на новый уровень, так как закладывает основу для заключения прямых контрактов с Hellenic Petroleum по поставкам нефти и другого сырья для нефтеперерабатывающих заводов в Греции.

 

Впервые за время, прошедшее после срыва «Турецкого потока», Владимир Путин пространно высказался о планах России по строительству газопроводов:

 

Мы готовы рассмотреть любой проект, вне зависимости от контекста политических отношений с какой бы то ни было страной в Европе, с нашими соседями. Мы готовы к реализации любого проекта, но нам нужны предварительные гарантии. Просто на разговор о том, что это представляет большой взаимный интерес мы уже не купимся. Но сейчас мы намерены осуществлять «Северный поток-2». Надеюсь, что, во всяком случае, этому проекту никто не будет мешать, но это не значит, что мы не готовы работать на юг Европы, пожалуйста.

 

 

Особый интерес во время визита Путина в Грецию представляли вопросы, которые прямо или косвенно относятся к военному  или транспортному сотрудничеству, что зачастую бывает плотно связано. У России есть интерес к участию в приватизации греческого железнодорожного оператора TrainOSE, сообщил журналистам замминистра транспорта России Евгений Дитрих. Москва также заинтересована в использовании греческих портов для своих судов из-за осложнения отношений с Турцией.

 

Что касается военно-технического сотрудничества, то здесь необходимо учитывать, что Греция – почти единственная страна НАТО, которая массово закупала военную технику и оружие у России, а не у  США. Она имеет сейчас на вооружении наши комплексы С-300, катера типа «Зубр» и БМП. Помимо этого на вооружении греческой армии — российское стрелковое оружие, гранатомёты и огнемёты. Также Афины присматриваются к нашим дизель-электрическим подводным лодкам. И хотя в настоящий момент это направление сотрудничества отчасти перекрыто санкционными запретами, но как минимум остаётся актуальным обслуживание уже закупленной техники. К тому же логично предположить, что Греция проявит активность в вопросе обхода санкций для закупки наших вооружений: по имеющейся информации, Россия готова предоставить интересные условия по цене, что для Греции, которая тратит больше положенных по натовским стандартам 2% ВВП на оборону, наверняка будет выгодно.

 

Однако основной момент — это предложение Греции вспомнить о своей исторической миссии по сдерживанию и противодействию Турции. Заявленное Москвой сотрудничество в военной сфере может подразумевать некоторые советы греческой армии в этом направлении.

 

Тем более что турецкие самолеты регулярно и с невиданной наглостью нарушают воздушное пространство Греции. Но к чему могут привести ответные действия Афин, учитывая, что обе страны — Греция и Турция — являются членами НАТО?

 

Подводя итог визита Путина в Грецию, необходимо подчеркнуть, что Россия на сей раз ставит себя в такое положение, когда она почти ничем не рискует: всю работу по борьбе с европейской бюрократией, которую Путин сравнил с авгиевыми конюшнями, страна перекладывает на своих партнёров. При этом решается одновременно две задачи. Во-первых, Россия получает актуальную информацию о готовности Европы к хоть какому-то сотрудничеству и проверяет на прочность тот «единый фронт», который выстроили США (а раскол в этом фронте уже признают все, даже сами американцы).

 

А во-вторых, Кремль добивается расшатывания антироссийской позиции или как минимум максимального её «удорожания». Получив заманчивые предложения от Москвы, европейские страны обращаются к Брюсселю, Берлину или Вашингтону с уже повышенными аппетитами: мол, если хотите, чтобы мы и дальше были лояльны в вашей санкционной войне, платите больше, иначе мы примем предложение России, которая готова инвестировать и делать прибыльный бизнес. Систематическая работа в таком направлении может попросту экономически подорвать единство в санкционном режиме.

 

Визит Путина – это важный шаг, который помогает пробить стену конфронтации. Если подобные визиты в европейские страны станут постоянными, то даже американского влияния может не хватить, чтобы удержать на поводке всех своих подопечных. Некоторые могут захотеть большей самостоятельности, а это уже будет кошмаром для Евросоюза. И тогда не исключено, что сам Евросоюз институционально перейдёт к режиму некоторых уступок.

 

Альберт Нарышкин

 

 

 

Метки по теме: