Сможет ли Япония «примирить» Россию и США?

 

В преддверии проведения саммита G7 26–27 мая в Японии в местных СМИ появились предположения о том, что стране предстоит сыграть судьбоносную роль посредника в улучшении отношений двух сверхдержав. Как бы в подтверждение принятия на себя этой роли японский премьер-министр Синдзо Абэ провел 6 мая целых три часа в обществе Владимира Путина, заявив впоследствии, что сумел — ни много ни мало — предложить новый подход в решении проблемы отношений с Россией из-за островов Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан и что его подход якобы был принят российским президентом.

 

Сможет ли Япония «примирить» Россию и США?

 

Со слов Абэ, теперь переговоры об островах (которые мы называем Южными Курилами, а японцы — «северными территориями») пойдут в рамках развития экономических отношений между двумя странами, что в переводе с дипломатического на русский означает, что мы якобы согласны острова продать, пусть и не сразу и задорого.

 

Президент России вежливо, но незамедлительно поправил господина Абэ: мы ничего не продаем, а переговоры готовы вести исключительно в рамках заключения мирного договора, то есть в сугубо геополитических, а вовсе не в усеченно-экономических рамках. Например, в контексте вопроса о размещении американских военных баз в Японии, в том числе на Окинаве, где под «янки» отдано 18% дефицитной японской территории.

 

Ведь Московская декларация СССР и Японии 1956 года, в принципе открывающая путь к мирному договору, была подписана нами исключительно ради достижения политической цели нейтралитета Японии, аналогичного швейцарскому. Неудивительно, что дальнейшему дипломатическому процессу в этом направлении жестко воспрепятствовали США, после чего Япония и выдвинула нам неприемлемые требования. Кстати, терминология и формулировки декларации, на которую так любят ссылаться многочисленные «добровольные помощники» Японии в ее противостоянии «русскому империализму», однозначно презюмируют суверенитет СССР над всеми островами, в том числе над Шикотаном и Хабомаи, свободную волю СССР в распоряжении своей территорией.

 

Возможен ли такой мирный договор? И нужен ли он нам? Ведь он имеет смысл только в том случае, если другая сторона сама обладает необходимым суверенитетом, чтобы соблюдать и исполнять подписанное. А обладает ли таким суверенитетом современная Япония?

 

То есть публичный риторический энтузиазм японского премьера следует воспринимать с большой поправкой на остро необходимые ему пиар и рекламу, прежде всего внутри самой Японии. Он должен хотя бы делать вид, что в «проблеме «северных территорий» им достигнут хоть какой-то прогресс — в японском понимании, конечно. Ради доказательства этого сомнительного утверждения можно напустить тумана и по поводу «помощи Путину» в решении его геополитических проблем с США (а других у России и нет), раз уж именно геополитика является для России принципиальной рамкой в территориальных вопросах. Конечно, и для экономики Японии разрешение конфликта стран G7 с Россией, навязанного и инициированного США, сулит прекращение убытков и возвращение к прибылям. Последние, правда, США предлагают получить не от сотрудничества с Россией, а от ее развала.

 

И вообще, есть одно маленькое, но существенное препятствие. G7, «группа семи» (просто «группа», а вовсе никакая не «большая семерка», как мы с пиететом назвали ее в 1990-х) есть один из инструментов глобального мирового управления и власти, осуществляемых США. И Япония — деталь этого инструмента.

 

Вассальная зависимость Японии от США основана не только на поражении в войне, но и на общей для двух стран конструкции долговой экономики. Япония начала жить в долг лет на десять раньше, чем США, ее финансовая система без мировой долларовой системы немыслима. США — рынок для японских товаров, от которого Японии не отказаться. Кроме того, без США Японии нельзя оставаться в регионе один на один с Китаем, который уже совсем не тот, что был после войны, и даже не тот, каким он был в 1980-е. И так далее.

 

Геополитическая цель США в отношении России между тем ясно сформулирована и оглашена действующим президентом Бараком Обамой: порвать Россию в клочья. Так что никакого конфликта у нас с США нет и урегулировать просто нечего. Единственный вариант, при котором США отзовут эту цель: только если Россия ликвидирует себя сама. А что? СССР же на это пошел.

 

Впрочем, есть еще один сценарий, который заключается в том, что демонтированы будут сами Соединенные Штаты. Но с этим Синдзо Абэ вряд ли нам поможет.

 

Россия, приняв в свой состав Крым, необратимо покинула подчиненное место в системе глобальной власти США. Что, собственно, и «обострило отношения». Сирийская операция российских ВКС дополнительно предъявляет и объясняет этот факт тем, кто не усвоил и не понял его после Крыма-2014. Поэтому никакой «группы восьми», то есть с нашим участием, больше уже быть не может.

 

Зачем же нам отдавать наши Южные Курилы, завоеванные в ходе советско-японской войны, пусть даже Япония с этим якобы и не соглашалась? Пусть японцы радуются и благодарят И.В. Сталина за то, что советским не стал еще и остров Хоккайдо, чем вполне могла закончиться история с японской империей. Вот уж точно, не знают люди своего счастья. А кто им голову заморочил? Кто главный дока в искажении истории и значении результатов Второй мировой войны? Вот и сейчас Обама едет в Хиросиму, но извиняться не собирается — не за что, да и не требуют этого официальные японские власти. Ведь это же «атомная бомбардировка принесла победу над имперской Японией», а вовсе не разгром русскими Квантунской армии и выход Красной армии ровно к Хоккайдо. А ведь СССР начал войну с Японией уже после Хиросимы. И ничего не закончилось, пока не была выиграна советско-японская война.

 

Постоянные «сигналы» и посулы пригласить В. Путина в Японию, которые регулярно звучат из уст Синдзо Абэ, не обеспечены реальным предметом переговоров, да и чисто процессуально выглядят неубедительно: ну зачем Путину туда ехать? Что ему, собственно, могут там предложить в принципе? А уж тем более — в обмен на японско-американский «прогресс» в вопросе островов. Поэтому, несмотря на то что перспективу «конструктивного участия» Путина Синдзо Абэ «увидел» еще в июне прошлого года, сразу по окончании предыдущего саммита «группы семи», приглашение от него так и не пришло и вряд ли придет в оставшийся день.

 

Тимофей Сергейцев, газета «Известия»