Развертывание сил быстрого реагирования НАТО в Восточной Европе в случае конфликта с Россией может провалиться, пишет Financial Times. В НАТО не исключают, что войска могут быть захвачены раньше, чем их разместят в зоне конфликта.

 

Вот это войска — вот это «мощь»! Североатлантический альянс превзошел сам себя… «Могут быть захвачены раньше, чем их разместят в зоне конфликта»  — это уже не просто диагноз, это расписка в собственном бессилии. У любого человека, даже очень далекого от военного дела, сразу же возникает резонный вопрос: а зачем такие «войска» в принципе нужны? И войска ли это вообще? И зачем тогда миллиарды долларов тратятся на силы быстро реагирования, которых, по признанию их же собственных генералов, захватят в плен раньше, чем они успеют среагировать на возникшую угрозу?

 

Слишком много риторических вопросов возникает в последнее время в отношении НАТО и европейских вооруженных сил…

 

НАТО может потерпеть неудачу при попытке разместить так называемые Силы быстрого реагирования в Восточной Европе в случае войны с Россией. Об этом Financial Times рассказали два высокопоставленных генерала альянса, которые хорошо знакомы с военными и логистическими планами НАТО.

 

Один из собеседников газеты напомнил, что Россия значительно усилилась в Калининграде, а также разместила дополнительные военные ресурсы на приграничных территориях. По словам генерала, это означает, что силы быстрого реагирования могут быть захвачены еще до того, как они будут готовы сражаться, если их попытаются разместить к «востоку от Одера» (речь идет о восточной границе Германии).

 

НАТО

 

Тема эта не нова — я об этом уже писал, и кстати, многие зарубежные эксперты тоже высказывались в адрес так называемых сил быстрого реагирования (СБР) с очень большим скепсисом. И тому есть причина: срок развертывания СБР составляет от 48 до 72 часов, что неприемлемо много для современной концепции сетецентричных и гибридных войн. Например, в командно-штабных учениях Генштаба РФ на территории предполагаемого противника (например, Польша или Прибалтика) наши передовые части и соединения ВДВ, морской пехоты и спецназа захватывают ключевые транспортные узлы, командные пункты и узлы управления противника в течении максимум (!) 72 часов, то есть к тому моменту, когда большая часть сил быстрого реагирования развернута и готова «героически сражаться с противником», — реагировать уже не на что, а численность войск (в данный момент около 5 тысяч человек) вести серьезные боевые действия, конечно, не в состоянии.

 

То есть отбить у противника захваченные транспортные узлы или пункты связи они не смогут, а уходить в эшелонированную оборону — так ведь не для этого СБР создавали. Если же их бросить в бой, когда наши войска уже заняли ключевые высоты и стратегические важные направления, то силы быстрого реагирования постигнет очень незавидная судьба, о чем и сообщили в западных СМИ генералы НАТО — тоже ведь не дураки, тоже ведь командно-штабные учения проводят…

 

Слабые места сил быстрого реагирования являются одной из основных причин, по которой альянс намерен разместить большее количество войск на восточном фланге, отмечает FT. На июльском саммите НАТО участники альянса планируют одобрить ряд мер, которые позволят лучше подготовить войска не только к сдерживанию, но и к обороне. Как отмечает газета, эти планы являются знаком того, как сильно альянс беспокоит возможный конфликт с Россией в Европе. Министры иностранных дел стран НАТО на этой неделе проведут в Брюсселе встречу, на которой они определят повестку саммита и решения, которые могут быть на нем приняты.

 

Несмотря на показательно боевой настрой генералитета альянса, постоянно обсуждаемый в западных СМИ, вариантов для увеличения боеспособности и оснащенности контингента быстрого реагирования в рамках бюджета, выделенного на эти нужды, у чиновников НАТО просто нет!

 

Впрочем, болтать — не мешки ворочать, и генералы НАТО не упускают случая поупражняться в громких и броских заявлениях, а заодно в очередной раз намекнуть Брюсселю и Вашингтону, что денег им катастрофически не хватает, а Москва все укрепляет и укрепляет свои вооруженные силы.

 

«Силы быстрого реагирования необходимы в случаях, предусмотренных статьей 4, наши намерения таковы. Однако мы всегда берем в расчет и ситуации по статье пять», — сказал польский генерал Крзыстоф Крол, замначальника Северо-восточного корпуса НАТО.

 

Силы быстрого реагирования помогают предотвратить перерастание в вооруженный конфликт такие ситуации, как гражданские волнения или проникновения через границу, отметил Крол. «План был разработан, чтобы реагировать на гибридные угрозы», — объяснил генерал.

 

Представитель альянса в разговоре с FT подчеркнул, что силы быстрого реагирования годятся для быстрого размещения в любых ситуациях, в том числе при открытом вооруженном нападении на страну альянса. При этом он признал, что значительное военное усиление России осложняет ситуацию.

 

Российские десантники

 

Все хрестоматийно: у нас в НАТО прекрасные и мощные вооруженные силы, но русские быстро усиливаются в военном плане, и чтобы все было идеально — дайте еще денег. И много! Но вот незадача: два других генерала все-таки проговорились FT, что отлично далеко не все — а вернее дела обстоят хуже некуда, и противопоставить России на восточно-европейском ТВД в случае начала полномасштабного военного конфликта просто нечего. А как могут действовать войска РФ — показали Крым и Сирия, где уровень профессионализма, слаженности и умения действовать в условиях режима полной «радиотишины» просто-таки потряс американских и европейских военных и экспертов.

 

Вернее погрузил их в состояние глубокой скорби, потому что они о таком могут только мечтать — уровень современной армии любой европейской страны или американского контингента НАТО на европейской территории не позволяет проводить операции подобные той, какую наши вежливые люди провели в Крыму, а сравнение эффективности ВКС РФ в Сирии с американской антиигиловской коалицией вызвало даже в американских и западных СМИ такой шквал критики и возмущения, какого не было, пожалуй, со времен Вьетнамской войны.

 

Вот и не выдержали генералы НАТО, рассказали, что из себя на самом деле представляют так называемые «силы быстрого реагирования» в Европе и какая их ждет участь при столкновении с войсками РФ в случае начала военных действий в восточной Европе и Прибалтике. А кое о чем американские генералы  умолчали, а конкретно о том, что в настоящий момент самые ударные и быстрые силы реагирования — это воздушно-десантные войска России, и скорость их развертывания, а также способность выполнения боевых задач по занятию указанных позиций в тылу врага как раз и служит главным ориентиром для сил быстрого реагирования НАТО.

 

Впрочем, ориентиром в настоящий момент недосягаемым: потому что ВДВ российской армии, — и есть настоящие силы быстрого реагирования, а все попытки НАТО создать им «европейский аналог» пока выглядят откровенно жалко. И судя по тем тенденциям, которые набирают ход во всех европейских армиях стран-членов НАТО, эта дистанция будет только возрастать — и никакие заявления чиновников Североатлантического Альянса здесь не помогут. Деструктивные тенденции не только в организационной структуре вооруженных сил, но и в самой армии как части государства и общества в Европе стали настолько фундаментальны, что больше похожи на смертный приговор, подписанный европейцами самим себе.

 

Андрей Князев

 

 

 

Метки по теме: