Очередная победа «толерантности» над здравым смыслом

 

"Отчаянные домохозяйки" - телесериал

 

Конгрессмен-республиканец от Калифорнии, член Комитета по обороне Дункан Хантер не хотел ничего плохого. Он только хотел показать своим законопроектом абсурдность сложившейся ситуации в комплектовании боевых подразделений вооруженных сил США.

 

Ему удалось показать абсурдность — сложившейся ситуации «террора толерантности» в политической системе Америки.

 

В декабре 2015 года министр обороны Эш Картер, четвертый по счету глава Пентагона, ни одного дня в жизни не носивший погоны даже резервистом, объявил, что он открывает все без исключения военные должности, в том числе в боевых специальностях, женщинам.

 

Объявление было «самым большим достижением в долгой борьбе за гендерную интеграцию в вооруженных силах» — так почти что стоя аплодировали Эшу Картеру бесчисленные американские феминистические организации.

 

Голоса тех, кто доказывал, что даже в спорте есть разные состязания для женщин и мужчин; что многие типы боевого снаряжения армии США просто не приспособлены для женского телосложения; что опыт того же Израиля, где женщины давно и успешно служат в боевых частях, показывает — это эффективно тогда, когда командиры в деталях учитывают, кто конкретно его бойцы, мужчины или женщины, а не тогда, когда игнорируют разницу… Все это было объявлено сексизмом.

 

В результате Конгресс оказался вынужден срочно подводить под «либерализацию» уходящего министра обороны законодательную базу — разумеется, Эш Картер, в своем стремлении войти в историю вооруженных сил США, о такой мелочи, как закон, не подумал.

 

Ежегодный законодательный Акт конкретизации военного бюджета (так называемый закон NDAA) подходил для быстрого исправления ситуации — точнее, ее замыливания до того момента, пока в Белый дом и Пентагон не придут чуть более вменяемые менеджеры.

 

В первоначальной редакции NDAA конгрессмены поручали Пентагону «провести исследования по вопросу», а до того не объявляли бы свою позицию.

 

Председатель комитета по обороне Мак Торнберри (тоже республиканец, из Техаса) осторожно заявил, что он считает, что Конгресс должен «получить ответы о преимуществах и альтернативные точки зрения относительно текущего проекта системы воинского учета до принятия решения».

 

И тут другой член комитета, Дункан Хантер, отец двух дочерей, испортил боссу его осторожную игру.

 

Тема ему уж очень знакома. Хантер единственный в конгрессе ветеран и Ирака, и Афганистана. Сегодня их, ветеранов современных войн Америки, на Капитолийском холме уже 17, но именно Хантер, боевой офицер морской пехоты, прошел в окопах обе войны. Два срока в Ираке, уже из запаса был призван в Афганистан.

 

При этом Дункан Хантер — «золотой ребенок» американской политической системы, наследовал округ после отставки своего отца.

 

Как офицер-окопник он неоднократно видел, сколько крови и смертей приносит «гендерное равенство» на поле боя. Как потомственный политик он понимал, какую цену заплатит Америка за желание Эша Картера понравиться перед отставкой глянцевым женским журналам.

 

Рассчитывая показать всю абсурдность решения главы Пентагона, конгрессмен Хантер «с сожалением», как он сам сказал во вступительном слове, сообщил, что вынужден теперь внести поправку о том, что женщины наравне с мужчинами должны вставать на обязательный воинский учет.

 

Дело в том, что еще в 1981 году Верховный суд рассматривал вопрос о воинском учете женщин — как раз под давлением феминисток — и постановил, что этот учет не должен носить обязательный характер, поскольку женщины не призываются в подразделения постоянной боевой готовности даже во время войны.

 

Но раз Эш Картер сменил этот порядок — значит, и военнообязанными становятся все — и мужчины, и женщины. Если каждый теперь имеет право добровольно служить в войсках и подразделениях боевого применения, независимо от пола, то логически следует, что каждый должен быть мобилизован для такой службы, независимо от пола — если дело дойдет до призыва, как было в 70-е.

 

Разумеется, сам конгрессмен Хантер агитировал и голосовал против своего законопроекта. Но остался в меньшинстве.

 

Сторонники всего и всяческого равенства налетели на каждого конгрессмена в комитете по обороне, словно стая гарпий.

 

Только очень смелые (или те, кто больше не планирует избираться) могут себе позволить проигнорировать такой информационный террор, который был развернут вокруг билля Хантера.

 

Во главе атаки встала Джеки Спир, конгресвумен-демократ из той же Калифорнии, давний политический враг Дункана Хантера.

 

«…Я на самом деле поддержать вашу поправку и буду рада проголосовать за нее», — сказала она. «В то время как вы хотите предложить это в качестве примера законодательной нелепости, я хотела бы сказать, что Вы сделали огромный шаг в деле признания, что каждый из нас обязан быть готовым служить нашей стране в период войны…» — перед десятками телекамер заявила Джеки Спир.

 

В результате законопроект как по маслу прошел Комитет и, как полагают аналитики Капитолия, с высокой степенью вероятности пройдет и Конгресс.

 

Толерантное лобби никому из законодателей не позволит укрываться за каким-то там здравым смыслом.

 

К воинскому призыву на практике в Соединенных Штатах не подступались ни разу с 1973-го, со Вьетнама. Но отказ или уклонение от регистрации в качестве призывника для мужчины — гражданина США в возрасте от 18 до 25 лет все эти годы остается уголовным преступлением.

 

Любопытно, что воинский учет в США даже к тому, «вьетнамскому» призыву, не имел никакого отношения. Это был исключительно политический, пропагандистский жест.

 

Молодые люди были вынуждены вставать на воинский учет по распоряжению за номером 4771 президента Джимми Картера, которое требует от всех мужчин в возрасте от 18 до 26 для регистрации в течение 30 дней со дня достижения ими 18-летия.

 

Картер сделал это в ответ на то, что Советский Союз разместил контингент своих войск в Афганистане, и рассчитывал на внутриполитический пропагандистский эффект — напомнив американцам о Вьетнаме. Ну, а после уж как-то отменять никто не стал — мало ли каких странных законов не придумают в угоду сиюминутному моменту, авторитет института президентства важнее.

 

Для того чтобы не сажать в тюрьму невольных уклонистов — а таких, по понятным причинам, среди американских молодых людей подавляющее большинство — государственная машина разработала десятки мелких хитростей, которые делают постановку на воинский учет для несовершеннолетнего американца (напомним, возраст совершеннолетия в США, когда молодому американцу разрешат купить себе пива, на три года отличается от призывного) почти автоматическим действием.

 

Так, принятая в 1982 году поправка к закону об образовании привязала постановку на воинский учет к пакету федеральной помощи студентам. Другая поправка, 1985 года, к закону о труде включает воинский учет при найме на работу для федеральных рабочих мест. В некоторых штатах прошли аналогичные законы, а 27 штатов попросту автоматически регистрируют молодых людей, когда они обращаются за водительской лицензией или другим документом, выступающим удостоверением личности.

 

Но теперь внезапно несколько миллионов молодых американок окажутся вне закона — государство просто не умеет их пока ставить на воинский учет. А закон уже есть.

 

В юридических журналах уже развернута по этому поводу профессиональная дискуссия, — но пока что делать с этим, не могут сказать и самые опытные специалисты.

 

Так что лицемерие американской политики образца 1980-го года было почти безвредным — на фоне того террора толерантности, который расцветает на его почве на наших глазах.

 

Александр Шпунт