Не так давно на телевизионном ток-шоу один незадачливый поляк, пытаясь уязвить русское сознание, сказал, что у нас, русских, нет ничего, кроме Победы, и Победа является для нас последним пристанищем.

 

Псалом Победы.

 

А что если бы христианину сказали, что у него нет ничего, кроме Христа? Да ему и не нужно ничего, кроме Христа: ни богатства, ни славы. Христос для него — всё.

 

Победа — это сгусток огромных энергий. Если этот сгусток раскрывать, извлекая из него его таинственные формы и содержания, то получится грандиозное писание, такое же, как Библия.

 

В этой Библии описана «экономика Победы».

 

В те предвоенные годы в надрыве, неся колоссальные лишения, советский народ создавал авиационные и танковые заводы, открывал новые месторождения, строил невиданное по своей мощи оружие. Создавал ту индустрию, в которой решения воплощались незамедлительно и доводились до конца. Такая мобилизационная экономика и обеспечила превосходство советских самолетов в небе, победу русских танков на Курской дуге и скорострельность русских орудий. В час несчастья, когда больше половины европейской России было залито коричневой краской фашизма, только такая экономика позволила из-под носа врага выхватить самые драгоценные заводы, перенести их через Уральский хребет и там наладить производство снарядов, самолетов и пушек.

 

В этой Библии описана социология Победы.

 

Это волшебное, мгновенно возникшее сочетание несочетаемого, сплав всевозможных составляющих, которые до войны враждовали, не умея сложиться в великое целостное. Во время войны во имя победы соединись раскулаченные крестьяне и комиссары. Зэки, которые тянули лямку в ГУЛАГе, и их конвойные. Бывшие дворяне-аристократы, что бежали вместе с Белой армией за кордон, и сталинские дивизии, сражавшиеся за Сталинград. Все соединились, все несли жертвы, верили в ослепительную звезду Победы.

 

Возник народ Победы. До войны существовало множество наций, укладов, культур, которые представляли собой хаотичное турбулентное общество. Но после того как Красное знамя вознеслось над Рейхстагом, возник новый народ, в котором через Победу всё сочеталось в одну великую симфонию советского народа.

 

В этой Библии рассказывается об элите Победы.

 

И речь не о родственниках высокопоставленных советских чиновников, которые шли воевать наряду с крестьянами и рабочими и погибали на полях сражений. Речь даже не о сыновьях Сталина, один из которых был замучен в немецком концлагере, а другой сражался с фашистами в небе. Речь об элите, которая рождалась на полях сражений. Будь ты безвестным пареньком из русской глубинки, но, совершив подвиг, ты сразу превращался в героя, твое имя начинало сверкать на страницах газет, а грудь твою украшали ордена. И через подвиг, через жертву ты входил в бессмертную элиту Победы.

 

Ослепителен вождь Победы. Без Сталина нет победы. Сталин был тем полководцем, который задолго до войны уже знал о Победе, прозревал ее бриллиантовые лучи. Он вел к Победе народ сквозь муки коллективизации, надрыв индустриализации, непосильные труды по строительству государства и армии.

 

В этом священном писании рассказано о религии Победы.

 

Победа для нашего народа — это больше, чем победа над военной машиной немцев. Больше, чем победа над захватчиками, желавшими перекодировать население Земли, над захватчиками, стремившимися изменить геостратегию всего мира. Религия Победы — это особое миросознание, которое возникло с первых дней войны, когда ее нарекли войной священной.

 

С первых же дней обнаружилась ее таинственная метафизика. Когда разверзлись черные дыры преисподней, из них вышли силы ада и кинулись всей своей мощью на покорение мира. Против господства ада восстал рай, восстали ангелы и духи света. Этими ангелами и духами света был советский народ, были воины Красной Армии. Священный характер войны определил священность Победы.

 

Сегодня, в XXI веке, когда в наше сознание возвращаются религиозные смыслы и представления, Победа видится религиозным торжеством вселенского добра, красоты и величия. 25 миллионов погибших на фронтах войны советских людей были жертвой, которую принес наш народ, чтобы запечатать адское зло. Эта жертва — поистине Христова. И эти мученики — и убитые, и прошедшие сквозь горнило войны — являются христовыми мучениками. Так говорит и мыслит о них сегодняшнее православие.

 

В Победе зарождалось солнечное человечество будущего. Пусть этому человечеству не дано было явиться на свет. Но раса солнечного человечества порождена священной войной и Победой, и для всех поколений, родившихся и живущих после Победы, стало очевидно, что солнечное человечество возможно, что солнечному бессмертному человечеству Победой проложен путь и по этому пути рано или поздно двинется род людской.

 

Священная война и Победа окончательно определили миссию русских людей. Миссия русского народа — непрерывно нести огромные жертвы, принимая на себя удары мирового зла и мировой тьмы. Эти удары уносят из народных рядов лучшие жизни, влекут за собой неведомые остальному миру траты. Но ценой этой жертвы, этого великого распятия добывается свет. Миссия русского народа — превращение мировой тьмы в мировой свет. Россия — это территория, где самые страшные и гнилостные отходы мировой истории превращаются в животворные энергии и силы солнца.

 

Русское оружие, победившее в священной войне, свято. Святость русского оружия, прошедшего через войну, перенеслась через множество поколений новых вооружений. Она заложена и в современных «Искандерах», и в подводных лодках типа «Борей», и в баллистических ракетах.

 

Знамя Победы — это высшая хоругвь, которую водружал над Рейхстагом весь советский народ и все предшествующие поколения. И все самые древние дохристианские племена, и народы, населявшие нашу евразийскую Родину, выстрадали свое государство, выстрадали Победу. Знамя Победы — это та хоругвь, что уцелела в чудовищном горниле перестройки. За эти годы были истреблены и разрушены все символы, на которых зиждилось советское государство. И оно рухнуло.

 

Не была истреблена только Победа. Ее оплевывали, в нее стреляли, ее рвали на части. Но обугленная, оскверненная, пробитая пулями Победа перекочевала через 1991 год в наше время и спасла государство российское. Знамя Победы было перенесено через эту страшную линию фронта. И окровавленный народ, народ-подранок, перейдя через роковую черту, упав на землю, достал с груди и развернул пробитое, окровавленное знамя Победы. И от знамени Победы родилось новое государство российское.

 

Победа — это не календарное событие, не смысловая категория. Победа — это всё! Это такой грандиозный сгусток всего сущего, что если на какую-нибудь планету, где отсутствует жизнь, брызнуть несколько капель Победы, то из этих капель родится великая цивилизация, потому что Победа — это полнота, это целостность, это совокупность всего сущего. Победа — это Вселенная, это Христос.

 

Об этом я думал, находясь на Красной площади, этой каменной иконе России, куда въезжали наши величественные танки, над которой с ревом проносились наши серебристые бомбовозы, где маршировали наши отважные шеренги. А над ними пламенело, как божественный цветок, алое знамя Победы.

 

Александр Проханов, газета «Известия»