Госсекретарь США Джон Керри, пожалуй, впервые за последнее время с такой откровенностью вмешался в дискуссии по экономическим вопросам, причём имеющим отношение к Европе, а не к Америке. Перед встречей 4 мая в Вашингтоне с Верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини он заявил, что и Соединённым Штатам, и Евросоюзу «нельзя упускать из виду» проблему строительства газопровода «Северный поток–2», так как этот проект окажет «негативное воздействие на Украину, Словакию и Восточную Европу». При этом он в очередной раз подчеркнул, что считает Евросоюз «партнером», без которого США не смогли бы сделать «очень многое из того, над чем они в настоящее время работают».

 

Газовый демарш Джона Керри

 

За несколько дней до этого в Португалии пришвартовался первый танкер со сжиженным природным газом (СПГ) из США, который по планам Вашингтона должен прочнее привязать европейских потребителей к американским поставщикам. И здесь ключевую роль, по расчетам американской стороны, должны сыграть «ценовые качели», способные сделать американский СПГ более выгодным для европейцев.

 

Однако реальная ситуация на европейском и других рынках энергоресурсов пока не подкрепляет расчёты оппонентов России. И основных факторов здесь несколько.

 

Первый фактор заключается в том, что Россия является хоть и ведущим, но не монопольным поставщиком природного газа в Европу. На ее долю приходится порядка 30-31% поставок. Совсем немного уступает ей Норвегия (28%), которая не входит в ЕС, но координирует с Брюсселем свою энергетическую политику. Далее следуют Алжир (13%), Катар (11%) и Ливия (2%). При этом именно Катар, также поставляющий в Европу сжиженный природный газ, объективно выступает в качестве главного конкурента США в рассматриваемом рыночном сегменте. То есть вопрос энергобезопасности Европы не сводится к конкуренции России и США, что осложняет задачу американцев.

 

Второй фактор – соотношение танкерных и трубопроводных поставок. Согласно недавним расчетам экспертов Института энергетических исследований в Оксфорде, стоимость американского сжиженного природного газа для Европы составит примерно 3,59 доллара за млн британских термических единиц, что эквивалентно 125,7 доллара за 1 тысячу кубометров газа. Цена российского газа с поставками в первом квартале текущего года составила 180 долларов за 1 тысячу кубометров. Однако данные расчеты даже в случае их объективности (британские эксперты признают, что их выводы носят приблизительный характер) не учитывают то, что «Газпром», в отличие от американских сланцевых компаний, имеет долгосрочные контракты на поставку газа для своих европейских партнеров и может варьировать цены на тот или иной период и в том числе существенно снижать их. Танкерные поставки СПГ жестко привязаны к текущей ситуации на рынке и не могут соперничать с трубопроводными в этом плане.

 

Третий фактор заключается в том, что сами США вынуждены продвигать ранее разработанные энергетические проекты, которые прямо конкурируют с их же СПГ-проектами. Одним из них является Трансадриатический газопровод, который может быть введен в действие в 2019 году. Планируется, что объемы поставок по нему составят от 10 до 20 млрд кубометров газа в год. В сравнении с российскими поставками это капля в море («Газпром» продает в страны дальнего зарубежья порядка 160 млрд кубометров газа в год), но для танкерных поставок Трансадриатический газопровод выглядит очень опасным конкурентом.

 

И, наконец, четвертый фактор — нефтяной. Цена газа традиционно привязана к ценам на нефть, а последние, вполне возможно, стоят на пороге нового подъема, в свою очередь способного спутать карты американским поставщикам с точки зрения их способности конкурировать с долгосрочными контрактными поставками трубопроводного газа из России. Предвестником грядущих изменений можно считать решение Саудовской Аравии – одного из ключевых игроков на мировых нефтяных рынках – повысить цены на свою нефть с поставкой в июне для азиатских клиентов. Речь идет о максимальном повышении цен в регионе, на долю которого приходится более половины экспорта саудовской нефти. Как отметили в связи с этим в одной из ведущих мировых консалтинговых компаний в сфере энергетики KBC Energy Economics, повышение цен означает восстановление спроса со стороны нефтепереработчиков.

 

Разумеется, конкуренция американского СПГ и российского трубопроводного газа сохраняется, но экономические условия не благоприятствуют Вашингтону. Отсюда и попытки администрации США прибегнуть к политическим методам борьбы за европейский энергетический рынок, включая прямое вмешательство в эти вопросы госсекретаря Джона Керии. Только самим европейцам газовые демарши Госдепартамента США ничего не принесут.

 

Петр Искендеров

 

 

 

Метки по теме: