Комментариев в самом Китае о только что принятом законе о деятельности иностранных НКО практически нет. Зато комментирует его «пострадавшая» Америка и ее единомышленники.

 

Китай, пионерия

 

Но почему Китай молчит? Наверное, дело в том, что предмет для разговора сложный. В целом понятно, что иностранные фонды и прочие некоммерческие организации не могут влиять на местную политику (попросту, не должны организовывать «цветные революции»). Но всегда есть нюансы, типа иностранных благотворителей — как с ними быть?

 

 

Немедленно отменить

 

Вообще-то закон, принятый 28 апреля и вступающий в силу 1 января 2017 года, устраняет или ослабляет ограничения на деятельность иностранных НКО, существовавшие в текущей китайской практике. Снят пятилетний временной лимит на их работу, убраны правила, по которым им можно иметь только один офис на всю страну, сложно открывать счета в банках и многое другое. Но НКО должны будут теперь регистрироваться в китайском МВД и отчитываться по части того, откуда деньги, и на что они расходуются. Яснее стала процедура их закрытия в случае нарушений. Кроме того, во многих случаях им предписано иметь китайского партнера или ко-спонсора.

 

Регистрация у правоохранителей избрана мишенью яростных воплей всей западной цивилизации, которая уже поняла, что пришла к концу старая тактика — разрушать изнутри режимы и общества других стран с помощью подобных организаций. Поэтому они идут в идеологический обход; МВД — это им морально обидно, нет чтобы ну, допустим, регистрироваться при минфине…

 

Аналогичный случай с таким же российским законом, где содержится понятие «иностранный агент». Нам подсказывают из-за наших рубежей, что в нашем русском языке слово «агент» — это как «шпион», если не «шпион», то есть в нем что-то очень плохое. Хотя вообще-то оно означает представителя чьих-то интересов, не обязательно зловещих.

 

Amnesty International отозвалась на китайский закон так: он будет иметь суровые последствия для свободы слова, мирного собрания и объединения в организации, а поэтому, представьте, должен быть немедленно отменен.

 

Washington Post в очередной раз поддержала традицию — публиковать громоподобную редакционную статью. О чем? Статья говорит: китайская война против НКО наносит удар по обездоленным, обойденным вниманием в нынешнем китайском обществе.

 

То есть главный пропагандистский тезис критики закона — не о политике все же (неудобно), а насчет того, что пострадают благотворительные организации; отметим его, чтобы чуть позже к нему вернуться.

 

А пока что самое основное. Недолгое изучение этих и предыдущих воплей по поводу китайского закона показывают, что речь идет вовсе не о каких-то азиатских странностях. Наоборот, Китай — в тренде. В мировом тренде принятия довольно похожих законов насчет того, что можно, а что нельзя делать «частным лицам» на территории другой страны.

 

В числе виновных в зажиме «иностранных агентов» называется, понятное дело, Россия. Но также и Индия. И Египет. А вообще-то, как гласит цитируемый Washington Post документ Фонда Карнеги, речь о «десятках» таких законов по всему миру, настоящем приливе таковых, особенно после 2012 года (то есть арабских революций).

 

Нет никаких сомнений, что все страны, принимающие такие законы, консультируются друг с другом. Россия и Китай это точно делают. Почему? Потому что хотя законы такого рода нужны, но выработать их непросто.

 

 

О женщинах и детях

 

На самом деле ограничивать зарубежное воздействие на внутреннюю политику какой угодно страны надо было научиться давно. О технологиях подготовки «цветных революций» уже написаны тонны книг, и всем известно, что если в стране вдруг начинают плодиться НКО с иностранными корнями — значит, через пару лет начнется крик «у нас украли выборы» и на улицу, на баррикады, будут выманивать борцов за светлое будущее. Если бы, допустим, Украина эту опасность заметила вовремя, не превратилась бы сейчас в развалину.

 

Или Китай. То, что нужен какой-то закон на эту тему, китайцы поняли после неудавшейся «революции зонтиков» в Гонконге летом-осенью 2014 года, где роль иностранных фондов была более чем очевидной и для власти неожиданной. К лету следующего, 2015 года в парламент внесли законопроект — этот, только что ставший законом. Его обсуждали очень долго, дело в том, что в Китае закона насчет «агентов» не было вообще. Хотя около 7 тысяч офисов всяких фондов и организаций действовали, оформляясь как компании, существовали на птичьих правах и с такими же обязанностями. А мы думали, там режим суровый…

 

Теперь насчет благотворительности и того, что эта тема теперь будет главным направлением пропаганды против тех, кто наводит среди «агентов» порядок. Понятно, что делать (в глобальном масштабе) с организациями чисто политического характера, которые напрямую заняты саботажем избирательного процесса или выявляют повсюду в мире на иностранные деньги коррупцию — тут белые нитки торчат везде. Но иностранная благотворительность, особенно если дети…

 

В Великобритании было замечено, что под крики о детях в парламенте просовывали какие угодно лоббистские законопроекты, пока белые нитки не начали показываться слишком явно.

 

Или образование. Да вот еще женщины. Это не политика? Заметим, что в Китае женское движение было мощным даже при товарище Мао, но группу феминисток американского образца там недавно посадили, и правильно сделали. Не понимаете, почему — спросите «женоненавистника» Дональда Трампа, который знает своего избирателя, затюканного агрессивными женщинами, по сути уничтожающими семью, систему образования (учителя, «потенциальные насильники», боятся даже посмотреть на ребенка не так, не то что прикоснуться к нему). И все это, включая ювенальную юстицию, они экспортируют повсюду. То же самое — борцы за всеобщее здоровье (лоббисты американской фармацевтики), запугивающие людей чем угодно, добрались уже до мяса…

 

Кстати, разговор насчет того, считать ли благотворительность иностранно-агентской опасной деятельностью, идет и в российском парламенте.

 

Вывод здесь очень простой. Вырабатываются, усилиями множества незападных стран, новые глобальные нормы регулирования деятельности иностранных НКО, чтобы те не разваливали изнутри общества и государства.

 

Нормы — это сложно. Видимо, нынешние законопроекты или законы на этот счет не идеальны. Следует изучать опыт друг друга и не стесняться на этот опыт опираться для будущей тонкой настройки законов и правил.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Метки по теме: