Почему вопросы кибербезопасности все чаще всплывают в политической повестке дня

 

Иллюстрация к роману 1984 Оруэлла

 

Когда в 1949 году вышел знаменитый роман Дж. Оруэлла «1984», мир казался хрупким. У всех перед глазами стояла недавняя Великая Война, ее последствия. Разруха в городах и в головах. В том же году западные страны родили НАТО и Совет Европы с судом по правам человека, СССР испытал свою собственную атомную бомбу, Израиль стал членом ООН, а Мао Цзэдун провозгласил создание Китайской Народной Республики.

 

Роман Оруэлла мгновенно стал бестселлером. Утопия про будущее через 35 лет быстро стала популярным чтивом не только в США и Европе, но и в СССР (пусть и подпольно, до 1988 года Оруэлл был запрещен к изданию в СССР как «троцкист»). Роман «1984» переиздавался сотни раз. Я отлично помню эту книгу в домашней библиотеке, изданную в 1990 году в Москве. У нас на глазах рушился привычный советский мир. Тогда чтение «1984» Дж. Оруэлла оттеняло катастрофу за окном своей антиутопичной, невероятной и недостижимой реальностью. Позже жизнь расставила свои акценты.

 

Сегодня, особенно с развитием мультимедийных технологий, интернета и социальных сетей, Оруэлл кажется не таким уж и фантазером. Если опустить ряд метафоричных гипербол, Эрик Артур Блэр (а именно так звали писателя) оказался провидцем.

 

Главные войны сегодня идут не на линиях фронтов, а в виртуальном и медийном пространстве. В этих войнах идет борьба за умы и сознание каждого человека. А если невозможно его захватить, то мозг такой разрушают технологично и методично с помощью тех же мультимедийных технологий.

 

Многие считают, что интернет и социальные сети — это такой сумбурный и нерегламентированный информационный пласт некоего личного пространства в виртуальном мире для каждого, у кого есть гаджет и розетка с током. На самом деле это точная математическая матрица по сбору данных и распространению утвержденного контента, а в конечном счете — по ментальному управлению очень большими массами людей.

 

Такая функция мультимедиа была опробована в организации нескольких госпереворотов и революций. Например, в Северной Африке и на Украине совсем недавно. Эти же технологии формируют отношение большинства к тем или иным событиям, людям, явлениям, трендам. Аудитория сетей растет в геометрической прогрессии, накачивает самое себя и подгоняется производителями гаджетов.

 

Конечно, человечество уже не в силах отказаться от глобальных медиатехнологий. Та же попытка Китая закрыться в своем виртуальном мире с ограниченным выходом в глобальную Сеть выглядит скорее исключением и носит явно временный и условный характер.

 

Но для России сегодня вопрос обеспечения кибербезопасности становится одним из главных. На днях в Государственной думе озаботились по примеру многих ведущих государств мира введением у нас в стране Кодекса поведения государственных служащих в социальных сетях. Новый законопроект предполагает принятие некоего регламента для чиновников по их поведению в личных аккаунтах. В том числе речь идет и о раскрытии закрытых групп по требованию государственных органов. Это связано в первую очередь с защитой самих госслужащих от возможных агрессивных действий, сохранением государственной и служебной тайны и вообще соблюдением российского законодательства. Ведь фактически как сам интернет, так и соцсети контролируются из-за рубежа.

 

Стоит отметить, что подобная практика уже существует несколько лет в государственных органах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран. Практически во всех глобальных трансконтинентальных корпорациях существуют аналогичные регламенты пользования социальными сетями для своих сотрудников. Ведь фактически изобретатели и держатели мультимедийных технологий признают факт того, что на технологическом уровне они сами себя обезопасить на сто процентов не в состоянии.

 

И подобные угрозы внешнего воздействия на наше общество в преддверии большого электорального цикла адекватно оцениваются государством. Парламент, несмотря на предвыборную суету, корректирует законодательство. Думается, что до конца весенней сессии Госдумы будут приняты не только эти законы, но мы увидим еще несколько правок действующего законодательства, направленных на защиту государства и гражданина от внешних деструктивных воздействий.

 

Антиутопия Оруэлла становится пророческой реальностью. Несмотря на это, я уверен, будущий электоральный цикл пройдет без потрясений. Во всяком случае, мы будем к ним готовы.

 

Алексей Мартынов, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме: