Для противодействия наращиванию сил НАТО у границ России Миноборны РФ создаст три новые дивизии: две — в Западном военном округе и одну — в Южном. Об этом заявил  министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу.

 

Новое мотострелковое соединение появится под Ростовом-на-Дону, еще два — в Смоленской и Воронежской областях. Каждая из новых дивизий, как сообщалось ранее, будет иметь в своем составе примерно по 10 тыс. человек. Известно, что Идрицко-Берлинская дивизия 150-ая будет базироваться в Новочеркасске и хотя называется «мотострелковый», в неё войдут 6 полков: 3 мотострелковых, танковый, зенитно-ракетный и самоходно-артиллерийский.

 

знамена Победы

 

Создание трёх дивизий, а надо ещё говорить о том, что создаётся или точнее возрождается легендарная 1-ая танковая армия, которую мы своими же руками в своё время «разгромили» — это отзвук тех реальных военных угроз на двух главных стратегических направлениях. Обратимся к фактам. До начала украинского кризиса европейская группировка НАТО превосходила нашу группировку, прежде всего, Западный военный округ только по основным вооружениям в 10-15 раз, и примерно — в 20-30 раз по личному составу. Несмотря на это, используя жупел «российской военной угрозы» только за последние три года НАТО нарастило группировку примерно на 10-15 %. Более того, совсем недавно принято решение разместить ещё несколько бригад общей численностью под 5000 человек. Всё это – реальные угрозы. Всё это Генштаб видит.

 

На протяжении четверти века мы разве что на коленях не стояли перед НАТО, упрашивая не расширять свою военную структуру к нашим границам. Потому я и говорю иногда, что дело дошло до того, что скоро натовские танки могут чесать стволы своих пушек о золотые купола города Пскова. НАТО у нашего порога — это не только слова. Мы долго говорили, что будем принимать меры, но даже среди офицерского состава бытовали настроения — ну и где же эти реальные меры… И вот, наконец, мы их видим. Развёртывание и 1-ой танковой армии, и новых дивизий –адекватный ответ на реальные угрозы с западного, европейского направления.

 

Если смотреть на дела формальные, то соблюдены все компоненты советской классической дивизии. Да, если дивизия называется мотострелковая, то в ней преобладают прежде всего мотострелковые полки. В сердюковское время мы слишком увлеклись американскими оргштатными структурами и совершили преступление перед собственным боевым опытом. Возникла мода разгонять дивизии и переквалифицировать их в бригады. Вы помните, исчезли, о Боже, страшно говорить — великая Таманка, великая Кантемировка. Офицеры чуть ли не со слезами на глазах, когда я приезжал в часть, говорили мне: «Виктор Николаевич, передайте наверх, что нельзя так варварски поступать с нашей военной историей». И я должен сказать, что и в Кремле, и в Минобороны услышали. И Кантемировка, и Таманка вновь возвращены в строй в качестве дивизий. Практика показала, что оргштатная структура в советской дивизии не устарела до сих пор.

 

Дивизия возвращается, но просматриваются и некие новые элементы, туда впрессованы нынешние соображения Генерального штаба и нашей военной науки. Таким образом, воссоздаваемая дивизия всеми своими компонентами отвечает формуле соединения, которое наиболее успешно может вписаться в реальные боевые действия, если они начнутся. Но это и дань советской военной науке, что должно быть. Нельзя легковесно выбрасывать на помойку дедовский и отцовский боевой опыт. Мы часто поступаем волюнтаристски под эгидой реформ. А военное дело развивается только по логике преемственности.

 

Министерство обороны поступает правильно ещё с одной стороны. Когда я бывал в запасниках Центрального музея Вооружённых Сил, то шёл туда как в святилище. Там находились сотни боевых знамён. Я стоял и думал, почему эти знамёна не в батальонах, полках, дивизиях, армиях? И Сергей Шойгу распорядился вернуть в штабы знаменитых дивизий, армий боевые, опалённые войной, простреленные знамёна с наградами, дабы не разрывать пуповину боевой преемственности. Этот шаг дал позитивный заряд нашему воинству, он показал, что наша великая военная история не прерывается. Ставится вопрос о возвращении старинных названий или былых боевых названий нашим прославленным полкам и соединениям. Я уже не говорю о том, что в Министерстве обороны нашлись люди, прежде всего, конечно же, команда Шойгу, которая решила, что надо возвращать армию и к тем истокам нашей истории, которые были, к великому сожалению, забыты в советский период. Я имею в виду возрождение Преображенского и Семёновского полков.

 

Как бы не скулили наши так называемые либералы, но я расцениваю это как свидетельство того, что, в конце концов, перестаём разглагольствовать о том, что наша сегодняшняя история должна подпитываться великим прошлым и переходим к практической реализации этих слов. Такими мерами мы выстраиваем единую историю. Да, возможно не безгрешную, не всегда солнечную, и даже не всегда победоносную, ведь были у нас и поражения. Но это наша родная история, мы её забираем с собой в будущее и передадим своим потомкам.

 

Ещё один любопытный факт. Сейчас по России идёт поезд «Армия Победы». Он вышёл с Белорусского вокзала, 8 мая будет во Владивостоке. Чья-то мудрая голова (надеюсь, что это голова Шойгу) приказала вытащить из запасников наши боевые знамёна, взять на этот поезд и провезти через всю Россию. В Кирове, когда знамёна вынесли на привокзальную площадь, один из пришедших фронтовиков опустился на колено и поцеловал одно боевое знамя, сквозь слёзы обмолвившись: «Под ним я дошёл до Берлина». Нельзя забывать показывать знамёна народу, и ветеранам и пацанве, которая начинает понимать, что это не просто красная бахрома, не просто блёстки орденов, а наша история, впрессованная в человеческие судьбы.

 

Виктор Баранец

 

 

 

Метки по теме: