Украинские власти практически в открытую готовят стране отмену моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения.

 

собственность на землю

 

В течение последнего года в поддержку свободной купли-продажи земли публично высказались президент Петр Порошенко и глава его администрации Борис Ложкин, недвусмысленно демонстрируя свою личную заинтересованность в этом «вопросе на миллионы долларов и гектар». Конкурирующие друг с другом представители крупного бизнеса единодушно выступают за скорейшее начало земельной приватизации – не смотря на то, что, согласно опросам, против нее так же единодушно выступают большинство живущих и работающих на земле селян. И хотя сейчас правительство приняло решение временно отложить эту непопулярную в обществе «реформу», которую будет проводить в жизнь следующий кабмин, лоббирующие ее «эксперты» активно продвигают в украинском обществе идею том, что земельная приватизация не имеет альтернативы для Украины, разрыхляя почву для передела украинского чернозема. Ведь посол США Джеффри Пайетт недвусмысленно поставил перед нашей страной задачу «стать аграрной сверхдержавой».

 

Нам говорят, что свободный рынок сельхозземель якобы сможет дать стимул для развития аграрного комплекса страны, потенциал которого, по мнению президента председателя «Аграрного объединения» Верховной Рады Леонида Казаченко, используется сейчас не более чем на 25%. Как утверждают сторонники отмены моратория, частные инвестиции позволят заново освоить черноземные угодья, многие из которых «простаивают» еще со времен развала СССР – что поможет увеличить производительность аграрного сектора. А это улучшит ситуацию на продовольственном рынке страны, где в последние месяцы критически подорожали буквально все содержимое «продуктовой корзинки» – от хлеба и сахара, мяса и молока, до овощей и фруктов.

 

На самом же деле, пропаганда вновь пытается продать украинцам очередной рыночный миф. Практика захвата и скупки земель сельскохозяйственного назначения, которые «тихой сапой» происходят все последние годы, засвидетельствовала обратное – получив земельные участки, многие арендаторы сразу же меняют статус занятой территории, чтобы отдать ее под жилищно-коттеджную застройку. Эта проблема особенно остро стоит в окрестностях крупных городов – и, прежде всего, в районах Киевской области, которые примыкают к украинской столице – к примеру, в окрестностях Борисполя, где на «арендованных» таким образом землях строятся сразу несколько коттеджных городков. Двадцать пять лет назад, когда в районе были распущены местные совхозы – образцовые и процветающие в силу их близости к Киеву – селянам торжественно обещали, что они, наконец, станут полноправными собственниками этой земли. Но в итоге, местные жители потеряли все – и работу, за которой теперь надо ехать в город, и саму землю, которую увели у них из-под носа – а отмена моратория на продажу земли окончательно завершит этот процесс, позволив захватившим поля арендаторам формально узаконить земельные захваты.

 

Бориспольский район имеет репутацию зоны земельных конфликтов – так, многие помнят протестные выступления несчастливых жителей села Счастливое, которые, вооружившись вилами, перекрывали ведущую в международный аэропорт автотрассу, требуя вернуть им бывшую колхозную землю, на которой уже давно росли особняки столичной буржуазии. Они разбили на обочине палаточный лагерь, мимо которого несколько лет равнодушно проезжали туда-сюда ведущие представители политической и деловой элиты страны, многие из которых как раз и обитали по соседству в новых фешенебельных загородных поселках. Схожим образом поступили с работниками искусственно обанкроченного в девяностых КСП «Бориспольское». Завладевшее его недвижимым имуществом АТВТ «УкрФинКом» добилось в судах изменения целевого назначения около 300 гектар земли, захватив таким образом сенокосы, пастбища, и красивый фруктовый сад – один из самых крупных в Киевской области, где культивировались различные породы плодовых деревьев, выращенные здесь в результате многолетних кропотливых селекционных работ. Жертвами этой аферы стали более тысячи крестьян. Работники бывшего совхоза вступили с приватизаторами в длительную борьбу, которой помогали киевские левые активисты во главе с адвокатом Анатолием Левиным – однако коррумпированные суды откровенно саботировали рассмотрение дела – а арендаторы тем временем постепенно вырубали сады, продавая участки, на которых тут же начиналась застройка.

 

По мнению селян, начало открытой земельной приватизации только ускорит процесс превращения сельскохозяйственных угодий в отведенные под застройку участки, которыми активно спекулируют торговцы. «Когда арендуют землю, никто не собирается вкладывать в нее ни копейки. Главная задача, все распилить и продать. КСП «Бориспольское» имело приличный технический парк – можно было его отремонтировать, обновить. У сада была высокая урожайность. Культивировали малину, смородину, паричку, клубнику, абрикос, вишню, черешню, грушу, яблоню, сливу и даже морозостойкие сорта персика. Но все разрушили, порезали и продали: технику, склады, сушилки, бетон и металл. А всю землю, которая освободилась после этой «зачистки», быстренько отдали под застройку. Интерес у «эффективных предпринимателей» только один – как можно больше и скорее «наварить», а вкладывать в развитие хозяйства, ждать пока пройдет время, и это начнет как-то окупаться, никто не собирается. Особенно сейчас, когда все живут сегодняшним днем, а земля под Киевом дорогая. Просто если разрешат торговать землей, будет проще всем этим заниматься», – рассказывает житель Борисполя, инженер-мелиоратор Сергей Гладюк.

 

В схожей ситуации оказались жители села Андреевка, расположенного в Макаровском районе Киевской области. Здесь, на полях возле разрушенных ферм собрались оборудовать поля для гольфа, вместе с инфраструктурой фешенебельного гольф-клуба для представителей столичной элиты. С этой целью коррумпированные власти Макаровского района незаконно ликвидировали местное КСП «Андреевское» – даже не потрудившись провести сборы его пайщиков, которых уведомили о роспуске задним числом. А киевские бизнесмены арендовали под застройку свыше двухсот гектар сельскохозяйственных земель, практически не скрывая планов их последующей приватизации. Поля, которые всю жизнь обрабатывали местные селяне, украсили таблички с надписями «объект охраняется служебными собаками!», а вооруженные люди с угрозами отгоняли людей от «арендованных» полей. Типичная картинка из жизни стран Третьего мира, где такие же наемники охраняют собственность латифундистов.

 

В ответ на это вступившие в тяжбу с захватчиками селяне решили воссоздать местный колхоз, существовавший еще в советские времена – чтобы на этом основании вернуть себе принадлежавшие этому хозяйству земли. Они принесли в суд чудом сохранившийся «Акт на вечное пользование землей колхозами» – документ, составленный в далеком пятьдесят первом году, еще при жизни Сталина, который закреплял за местной сельскохозяйственной артелью имени Молотова почти четыре тысячи гектаров земли в селе Андреевка – «в бесплатное и бессрочное пользование, то есть навечно». Таким образом, капиталистическая действительность парадоксальным образом заставила современных украинских селян по своему обратиться к лозунгу «коллективизации» – противопоставляя его приватизационным инициативам столичной буржуазии.

 

Конечно, вслед за этим потянулись длительные судебные тяжбы, в которых закон чаще всего становился на сторону любителей поиграть в гольф, которые и не думали сворачивать строительные работы. О том, что захваченные земли предназначены для занятий сельским хозяйством, никто даже не вспоминал. По словам жителей Андреевки, в прежнее время местный колхоз считался успешным хозяйством, которое ежегодно давало Киеву две тысячи тонн картофеля, тонны молока, свинины, говядины и курятины, мед и свежую рыбу. А сейчас на его месте можно видеть окруженный запущенными землями гольф-клуб для элиты – своеобразный памятник рыночным реформам в украинском селе.

 

Впрочем, как предупреждают эксперты, земельные угодья будут скупаться нуворишами не только под разного рода коммерческую застройку. К примеру, огромные территории пахотных и заповедных земель приватизируют, чтоб использовать их в качестве охотничьих хозяйств. Достаточно вспомнить огромное частное владение на территории Киевской и Черкасской областей – «ландшафтный парк» в районе урочища Трахтемиров, который связывали с именем нефтяного олигарха Игоря Бакая. Когда на него завели уголовное дело, этот участок земли площадью 10 000 гектар сменил несколько подставных владельцев, а сейчас борьба за «наследство Бакая» обострилась – несколько месяцев назад вооруженные люди дотла сожгли сооруженный в центре этой «латифундии» особняк, куда некогда приезжали на отдых Леонид Кучма, Виктор Ющенко и Петр Порошенко. Местные жители связывают этот инцидент именно с перспективами приватизационного передела «Трахтемировского княжества», которое совершенно незаконно включает в себя бывшие пастбища и поля, археологические памятники и природоохранные территории.

 

Между тем, согласно данным экологов, только на территории Киевской области насчитывается более десятка подобных частных «феодально-охотничьих хозяйств», незаконно обустроенных на арендованных землях бывших колхозов, которые контролируют представители старого и нынешнего режима. Одно из них начинается непосредственно возле черты Киева – между селами Вишенки и Осокорки, и, по слухам, принадлежит известному бизнесмену – бывшему «директору-распорядителю» украинского парламента, который вполне уверенно чувствует себя при «новом режиме». Здесь, на лугах, которые многие поколения использовали под сенокосы местные жители, в каких-нибудь тридцати минутах езды от Печерска, можно видеть таблички с грозными надписями: «Внимание! Земли фермерского хозяйства. Частная собственность. Проход, проезд, рыболовство запрещены. Охраняется собаками! Вход, въезд воспрещен! Территория охраняется!». А территорию контролируют представители столичной охранной фирмы.

 

По словам юристов, попытки не пропустить на эту землю людей незаконны – как незаконна исама приватизация бывших колхозных лугов. «Но если сейчас охрана на таком участке просто может вас попугать, и, по сути, других прав у нее нет, – поясняет юрист Андрей Корженко – то с началом открытой приватизации земель сельскохозяйственного назначения тут будет стоять забор, а на нем – пулеметы. В условном, а может быть, и в прямом смысле слова. И что будет за забором, общественность даже не узнает. А там явно не хлеб будут выращивать. В этом и разница».

 

Итак, мы видим, что купля-продажа земли, среди прочего, приведет на практике к еще более активному отчуждению земельных участков из аграрного фонда Украины. Их целевое назначение будет изменено, и по дешевке скупившие землю бизнесмены используют эти угодья для земельных спекуляций, отдадут их под «элитную» застройку, или будут использовать для организации «царских охот» – в любом случае, это поставит крест на продуктивном сельскохозяйственном использовании десятков тысяч гектар земли. А жители расположенных рядом городов и сел окончательно лишатся свободного доступа к рекам, озерам и лесам и лугам, расположенным в пределах приватизированных участков. И старые стихи Михалкова – о частной собственности на землю в далекие дореволюционные времена – которые когда-то учили в советских школах, приобретут для нас новую актуальность:

 

На сотни верст – леса, поля,

Равнины и луга,

А все – помещичья земля,

Где ни ступи нога.

В лугах – господская трава,

В лесах – господские дрова,

На всем лежит запрет…

 

О чем говорят эти важные аспекты земельной приватизации, на которых не любят акцентировать общественное внимание ее лоббисты? Свободная купля-продажа земли не сможет увеличить производство сельхозпродукции, удешевив ее для населения, и ни в коем случае не улучшит продовольственную безопасность Украины. Спасти ситуацию мог бы только обратный процесс – возврат к различным формам коллективной собственности на землю, политика социально-экономического возрождения села и государственное стимулирование развития аграрно-промышленного комплекса. Но все это пока что возможно в какой-то иной реальности, бесконечно далекой от нынешней Украины – с разваленными фермами, спиленными садами и полями для гольфа на бывших колхозных землях.

 

Андрей Манчук