Даже по украинским реалиям событие, прямо скажем, выдающееся. Наезжать на «Энергоатом» и оставлять без зарплат работников АЭС — это уже что-то за гранью добра и зла.  Но… факт налицо. Это при том, что доля АЭС в энергобалансе Украины сейчас резко выросла. Правда не из-за того, что АЭС стало больше (совсем даже наоборот, но это песня отдельная), а из-за того, что доля всего остального резко уменьшилась.

 

Дошутились. Ядерный взрыв.

 

Конкретно — из-за гражданской войны и потери донбасского угля украинские угольные ТЭС сократили производство энергии, из-за проблем с поставками газа из России еле дышат ТЭС газовые… Что же остается?  Гидроэлектростанции и АЭС.

 

В таких условиях укро-властям на атомщиков молиться надо, пылинки с них сдувать… ан вот поди ж ты. Причем это еще не все. Самое веселое (оно же — самое страшное) состоит в том, что от тружеников украинских АЭС в самом скором времени вполне может потребоваться героизм покруче чернобыльского.

 

Дело в том, что украинские АЭС работают на пределе. Самый свежий украинский реактор начал строиться в 1986 году — 30 лет назад. И строились такие «свежие» реакторы в условиях перестроечного бардака и развала страны — то есть, сами понимаете, как. Блок на Ровенской АЭС — начали строить в 1986 году, а «закончили» в 2004-м, когда конструкции 86-го года, полтора десятилетия провалявшиеся под открытым небом, уже изрядно проржавели. Но ничего — щирые  украинцы запустили этот хлам в работу.

 

И уж если даже на российских АЭС были в нулевых годах обнаружены элементы оборудования, восстановленные из списанного хлама с поддельными сертификатами — то можете себе представить, что творится на Украине. В России за эти фокусы были отправились на нары очень серьёзные дяденьки, а дефектные приборы были в срочном порядке заменены… а на Украине никто даже не почесался.

 

Но и это еще не все: поскольку на дворе рынок и свободная конкуренция, то власти самостийной Украины решили попробовать заменить урановые стержни в реакторах с нехороших российских на правильные и демократические изделия фирмы «Вестингауз». Чем могут закончиться эти эксперименты? Да известно чем — очередной катастрофой, по сравнению с которой Чернобыль покажется мелкой неприятностью.

 

Тут ведь дело в чем? В том, что главный корпус реактора работает в очень жёстких условиях: высокое давление, температура и скорость движения теплоносителя, мощные потоки радиационного излучения, которые со временем делают стальной корпус реактора все более хрупким…  Кроме того, вода, даже очень высокой степени очистки, при высокой температуре является коррозионно-активной средой.

 

Более того — в реакторах ВВЭР атомное топливо имеет большой запас реактивности, то есть может легко образовать критическую массу. Строго говоря, реакторы ВВЭР не взрываются только потому, что залиты водой с большим содержанием бора, являющегося сильным поглотителем нейтронов.

 

Но это всё так ровно до тех пор, пока корпус реактора не разорвало и он не лишился бористой воды. После разгерметизации корпуса (если таковое произойдет) реактор ВВЭР превращается в своеобразную грязную атомную бомбу.

 

При этом реакторы ВВЭР довольно безопасны в том смысле, что процессы в них развиваются плавно, запасы регулирования велики, и так далее. Проблема только в том, что с «плавностью» проблем становится все больше и больше: из-за массового вывода из энергосистемы Украины тепловых станций на АЭС начала скакать нагрузка. А для АЭС снижение нагрузки даже на 50% в течении суток — это уже аварийный режим. А тут еще и зарплату не платят, и опытные операторы уходят, и стенки реакторов…

 

Между прочим: эксперименты с быстрым регулированием мощности на реакторах типа РБМК привели в свое время к взрыву в Чернобыле. Реакторы ВВЭР еще менее пригодны для быстрого регулирования мощности — так что опыты с регулированием мощности на и так уже сильно изношенных украинских реакторах очень скоро приведут к катастрофе. Вопрос «да или нет?» уже не стоит — остается только гадать «когда и где?»

 

Андрей Михайлов

 

 

 

Метки по теме: