Сегодня два года трагедии в Одессе. Это не новая Хатынь, хотя ее так называют, и не воплощение Сонгми, вьетнамской деревушки, сожженной вместе с жителями американскими карателями. И там, и там были иностранные агрессоры, захватчики, а Одессу захватили и людей жгли свои, активисты-неонацисты-сограждане.

 

2 мая, Одесса. Двухлетие кошмара и неизбывный страх власти

 

Два года прошли, виновные не названы, не наказаны, в СИЗО до сих пор томятся не преступники, а потерпевшие. На днях в СИЗО умер при невыясненных обстоятельствах один из активистов Куликова поля Игорь Астахов. А политзаключенная журналистка Елена Глищинская родила. Там же. В СИЗО. Эти жертвы пополняют список тех, кто официально признан погибшим в Доме Профсоюзов и тех, чью гибель там еще придется устанавливать.

 

И будут установлены и те, кого жгли и вывозили, живых и мертвых, и те, кто жег, кто хладнокровно обрек людей на мучительную смерть или радостно и тупо гыгыкал, добивая раненых. В этом мире ничто не проходит бесследно, и у всего есть свидетели.

 

Не зря этого так боятся нынешняя киевская и местная одесская власти. Не зря они пытаются в корне пресечь не только выступления своих нынешних противников, но и даже попытки горожан почтить память своих родных и знакомых, погибших в Доме Профсоюзов.

 

Они боятся. Боятся до чертиков, до ужаса, до ползания на четвереньках и непроизвольного жевания галстуков. Они думают, что могут воздвигнуть стену между собой и своим кошмаром. Стену из тех самых активистов-наци, добровольцев-карателей, груды оружия и военной техники.

 

Накануне этой годовщины 2-го мая Саакашвили просил Порошенко усилить силовиков. Одессу забили правыми радикалами, нацгвардией, военными и добровольцами карательных батальонов. У администрации и того же Дома Профсоюзов рядами стоит новая техника, бронемашины со станковыми пулеметами, гранатометам. Бронетехника в мирной Одессе, далекой от линии фронта. И такая бронетехника, о которой подразделения Вооруженных Сил Украины даже во сне мечтать не могут. Для фронта ее нет, зато она всегда готова для возможных карательных акций. В Одессу прибыло подразделение украинской «Альфы». Кинологи со служебными караульными собаками, надрессированными валить и рвать. Слоеный пирог силовиков.

 

Саакашвили радуется подкреплению, Шкиряк опровергает наличие дополнительных подразделений, потом сообщает, что им дан приказ в случае чего стрелять на поражение. Они уже сейчас путаются в своих показаниях, когда пока еще у власти. Готовы упрекать друг друга и сваливать с больной головы на здоровую, если там осталась хоть одна здоровая голова. Как же тогда они будут бояться и вымаливать себе снисхождение, когда конвой поведет их на допросы не из нынешних кабинетов, а из тех камер, куда они запрятали одесских «антимайданщиков»!

 

Только все равно не спасут. Более того, именно эта силовая демонстрация, как ничто другое, показывает одесситам действительное отношение властей к ним, степень испуга и его причины, готовность пойти на любые новые преступления.

 

Чтобы в попытке оттянуть свой конец еще больше приблизить его.

 

Александр Гришин