Горячей любовью к Европе воспылала вдруг американская администрация. Пылкое чувство порождает ревность и заботу. Влюбленный Вашингтон не спускает со своей очередной избранницы глаз. Вот только бескорыстно ли это чувство? Обоюдно ли? И чем грозит зарождающийся союз самой Европе, России и Китаю?

 

любовь по принуждению

 

С нежней речью в адрес европейцев выступил на днях президент США Барак Обама. Давая интервью «Бильду», американский лидер заверил аудиторию таблоида в том, что единая Европа является национальным интересом США:

 

«Я могу сказать, что США имеют неистощимый национальный интерес в сильной, единой и демократической Европе. С помощью болезненного опыта мы узнали, что угрозы Европе в конечном итоге превращаются в угрозы Штатам. А когда в Европе господствует благосостояние, это способствует благосостоянию в Америке».

 

 

Обама не кривил душой. Штаты действительно стали в последнее время сосредоточением мирового «еврооптимизма». В Вашингтоне отнюдь не ограничиваются общими лозунгами в поддержку европейского единства. Сегодня на глазах у всего мира американская администрация откровенно давит на власти и население Великобритании, с тем чтобы официальный Лондон не вздумал покидать пределы ЕС. В 2014 году представители США явно пытались повлиять на результаты референдума о независимости Шотландии — Барак Обама и Хиллари Клинтон активно агитировали за «британское единство». В общем Штаты поддерживают «единую Европу» на всех уровнях. А ведь еще по историческим меркам совсем недавно США были настроены по отношению к евроинтеграционным процессам весьма скептически и даже развернули когда-то целую агитационную кампанию против введения евро. Что же поменялось за это время?

 

Поменялось отношение к Европе. Изначально после Второй мировой войны Штаты воспринимали Европу как колонию и плацдарм против Советского Союза, не субъект, а объект в международной политике. Однако на фоне усиления интеграционных процессов в Еврозоне у американцев возникли опасения относительно того, что ЕС может стать самостоятельным субъектом и составить конкуренцию самим США. Сегодня это в прошлом.

 

Брюссельские евроструктуры явно находятся под контролем Вашингтона, чего нельзя сказать обо всех чиновниках и политиках национального уровня. Европа нужна Штатам как рынок сбыта и по традиции как плацдарм, с которого удобно противодействовать Востоку — в первую очередь России и Китаю.

 

Брюссельские евроструктуры явно находятся под контролем Вашингтона, чего нельзя сказать обо всех чиновниках и политиках национального уровня. Европа нужна Штатам как рынок сбыта и по традиции как плацдарм, с которого удобно противодействовать Востоку — в первую очередь России и Китаю.

 

Договариваться о «неравном сотрудничестве» с каждой страной по отдельности может быть трудно или даже невозможно. То ли дело Союз, в рамках которого можно целую часть света погнать куда-то, подобно тому, как умелый пастух гонит свое стадо.

 

Авторитетное немецкое деловое издание «Busines Insider Deutschland» со ссылкой на эксперта банка Société Générale Альберта Эдвардса сообщило недавно о том, что «на американскую экономику в самом скором времени обрушится гигантская волна корпоративных дефолтов, из-за которой рецессии в США едва ли удастся избежать». Аналитик констатировал, что американская экономика начинает чахнуть, прибыль американских компаний идет на спад, а корпоративный сектор увяз в долгах. Исходя из этого, эксперт предсказал США полномасштабный конец экономического цикла.

 

В Штатах все это прекрасно понимают, поэтому и лоббируют всеми силами подписание «Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства» (ТТИП). На первый взгляд, основой нового соглашения является ликвидация таможенных пошлин с целью создания самого большого свободного рынка в мире. Однако на практике все совсем не так просто.

 

Казалось бы, ТТИП — это действительно уникальное объединение стран с совокупным населением около 800 миллионов человек (Северная Америка и Европа), производящих около половины мирового ВВП и контролирующих около трети всей мировой торговли. Снятие ограничений, по прогнозам оптимистов, должно привести к росту доходов населения и количества рабочих мест.

 

Но таможенные барьеры между США и ЕС и без всяких дополнительных соглашений крайне низки. Зачем нужны какие-то документы и структуры?

 

В реальной жизни подписание соглашения будет означать радикальное снижение стандартов (в Америке они на порядок ниже, чем в ЕС), ограничение государственного суверенитета и безграничный рост могущества транснациональных корпораций с центром в США.

 

Вот возьмем, например, мясо. В США оно стоит на 30% дешевле, чем в Европе. Но при этом его разрешено обрабатывать хлором, пичкать гормонами и антибиотиками. После подписания ТТИП европейские производители будут уничтожены, а европейцы начнут есть продукты, мягко говоря, сомнительного качества, негативные последствия от употребления которых будет сказываться на поколения вперед. И так — буквально со всем. В ЕС, кстати, действуют одни из самых жестких в мире ограничений по ГМО, в Штатах же подобных ограничений нет вообще.

 

Европейские экономики после подписания соглашения окажутся полностью беззащитны перед лицом недобросовестной конкуренции, а создание экстерриториальных арбитражных трибуналов приведет к уничтожению экономического суверенитета и к росту могущества ТНК по сравнению с «традиционными государствами». Кроме того, будут созданы все необходимые условия для рейдерства и перехода самых «интересных» отраслей европейской экономики под контроль Штатов. На фоне всего этого о «европейском социализме» с его потрясающей социалкой можно будет забыть.

 

Несмотря на все минусы ТТИП, в Европе его подписание всеми силами лоббируют известные политики «центристского» и «правоцентристского» толка. В частности — канцлер Германии Ангела Меркель, ранее спокойно проглотившая историю с прослушиванием ее собственного телефона американскими силовиками…

 

Против же «трансатлантического соглашения» выступают известные левые и правые политики, на глазах становящиеся все более популярными в Европе, а также — «зеленые», «экологические» организации.

 

Одним из самых жестких противников ТТИП является бывший директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан, против которого неоднократно выдвигались (когда он угрожал американскому господству) и снимались (когда угроза пропадала) странные обвинения в сексуальных преступлениях, что и помешало ему в решающий момент баллотироваться по пост президента Франции.

 

Многие независимые экономисты говорят о том, что на самом деле если положительный эффект от подписания ТТИП и будет иметь место — то речь пойдет о сотых долях процента экономического подъема в год. Некоторые же ученые вообще утверждают, что в Европе трансатлантическое соглашение приведет к падению ВВП и росту уровня безработицы.

 

Но их предпочитают не слышать. Барак Обама пытается подписать соглашение до момента ухода с поста президента. И Меркель с Олландом делают все возможное, чтобы посодействовать ему в этом.

 

Американская экономическая экспансия в ЕС не ограничивается лоббированием ТТИП. Важной составляющей интересов США является экспорт энергоносителей. Штаты отправили недавно в Европу первый танкер со сжиженным газом, пытаясь начать вытеснять с этого рынка Россию.

 

Экономическое сближение Европы с Россией и Китаем, а также ослабевание традиционных европейских связей для Штатов могут иметь самые трагические последствия. Причем даже сближение сугубо прагматическое. Страны БРИКС не несут Европе никаких угроз, подобных тем, которые исходят от США. И Штаты с отчаянным упорством ищут политические поводы вбить клин между Западом и Востоком. Это и стало, судя по всему, одной из ключевых причин переворота на Украине, а затем — шантажа России заведомо невыполнимыми требованиями по Крыму и Донбассу. Поэтому «украинские» силовики и не прекращают обстреливать Донецк с Горловкой. Люди стали заложниками действий американских ТНК, желающих «срубить» сверхприбыли в Европе. А залогом этого являются плохие отношения России с ЕС. К сожалению, влияние США на Европу в культурном и политическом плане — чрезвычайно сильно, и его как раз хватает на создания «нужной» антироссийской картинки в медиа и кулуарах власти.

 

Десятки тысяч европейцев выходят на акции протеста против ТТИП, в Нидерландах его подписание собираются вынести на референдум (как ранее выносили вопрос евроассоциации Украины). 33% немцев выступают против «трансатлантического соглашения» (и только 26% оценивают его позитивно). Барак Обама же раздраженно называет все доводы противников соглашения «местечковыми интересами» и использует все свое огромное влияние с тем, чтобы ТТИП было воплощено в жизнь. И, скорее всего, у него это получится.

 

На практике выходит, что украинцы уничтожают свою экономику и гибнут на войне преимущественно ради того, чтобы американские корпорации смогли сбыть побольше ширпотреба в Европу, а американские политики и военные — поставить там побольше своих войск. Дойдет ли это хоть когда-то до пешек грязной геополитической игры? Покажет время.

 

Святослав Князев

 

 

 

Метки по теме: