О некоторых зигзагах азербайджанской информационной «карусели»

 

Сергей Лавров

 

Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа, выступая на 5-й Московской конференции по международной безопасности, констатировал, что «не снижается острота вооруженного противостояния в Нагорном Карабахе». Это вызывает серьезную обеспокоенность, прежде всего, со стороны стран-сопредседательниц Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ), которые пытаются заполнить образовавшийся дипломатический вакуум после трехдневных кровопролитных сражений в начале апреля на линии соприкосновения конфликтующих сторон. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что «сейчас первоочередная задача состоит в том, чтобы успокоить ситуацию и не допустить новую агрессию». В свою очередь представитель Госдепартамента США Марк Тонер еще раз подчеркнул, что Вашингтон «осуждает самым решительным образом любое насилие вдоль линии соприкосновения войск в зоне нагорно-карабахского конфликта» и желает «видеть, как можно скорее, мирный процесс».

 

Но в этом как раз и заключается сейчас главная проблема. Постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич считает, что «всплеск напряженности в зоне конфликта сильно отбросил процесс прямого диалога между сторонами» и в данным момент реально можно говорить только о продолжении контактов между военными конфликтующих сторон при посредничестве России». Напомним, что ранее в бакинских СМИ появились сообщения о том, что после достижения при прямом участии президента России Владимира Путина перемирия Кремль якобы готовит со своим участием или при своем посредничестве встречу между президентами Азербайджана и Армении Ильхамом Алиевым и Сержем Саргсяном. Однако Москва опровергла существование такого сценария.

 

На данном направлении затягивается еще один тугой узел. Сопредседатели МГ ОБСЕ уже посетили регион и ожидается, что они в ближайшие дни выступят с докладом в Вене о своих дальнейших действиях. Формально Баку и Ереван не вышли из переговорного процесса по карабахскому урегулированию, в основе которого лежат так называемые обновленные Мадридские принципы. Но фактически азербайджанская сторона пытается подменить переговорную повестку. Как говорил заместитель руководителя Администрации президента Азербайджана, заведующий отделом по внешним связям Новруз Мамедов в ходе панельного заседания на тему «Установление мира и устранение террора» (в рамках VII Глобального форума Альянса цивилизаций ООН), «нам говорят продолжать переговоры», ведь «вы вели переговоры 25 лет, ведите еще 25 лет», «еще говорят, решайте эту проблему сами». По его словам «этот вопрос должен быть решен в рамках международных правовых норм», имея в виду принятые Советом безопасности ООН четыре резолюции по Карабаху, которые сейчас находятся вне поля внимания МГ ОБСЕ.

 

При избранной Баку дипломатической методике подмены конкретного предмета дискуссии переговоры можно вести безрезультатно и 100 лет. «Мы не можем понять логику Армении. С одной стороны Армения заявляет, что конфликт может быть решен только мирным путем, а с другой стороны — заявляет о выходе из переговорного процесса», — говорит министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров. А что тут понимать? Президент Армении Саргсян в интервью агентству Bloomberg заявил, что «возвращение Еревана к мирным переговорам возможно лишь в случае получения «гарантий безопасности», поскольку «сейчас ситуация абсолютно другая». При этом глава МИД РА Эдвард Налбандян уточнил, что «Армения никогда не выходила из переговорного процесса, Армения всегда была исключительно за переговоры, за урегулирование проблемы мирным путем». Тем не менее Баку, явно фальсифицируя события, утверждает обратное.

 

Более того, на этом тезисе стала выстраиваться остросюжетная политическая интрига. Так, активизировавшийся в последнее время бывший помощник госсекретаря США по Южному Кавказу, экс-посол США в Азербайджане Мэтью Брайза заявил, что «на внешнеполитической арене президент Саргсян пытается призывать Вашингтон на помощь и не позволить Москве решать критические дипломатические вопросы, необходимые для возобновления мирного процесса после интенсивных и шокирующих дней военных столкновений между Арменией и Азербайджаном».

 

Эту версию подхватил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В своем откровенно провокационном заявлении он говорил следующее: «В этом конфликте набирают силу Азербайджан, Ильхам Алиев. И Россия не в полной мере оказывает поддержку Армении. По крайней мере, не оказывает открытую поддержку, потому что отношения с Азербайджаном представляют для нее интерес. Если сегодня они займут нейтральную позицию в вопросе возвращенных Азербайджаном территорий, Армения будет охвачена страхом». Однако руководитель азербайджанского неправительственного Центра политических технологий и инноваций Мубариз Ахмедоглу наоборот потребовал, чтобы «МИД России был отстранен от процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта»; «эти функции следует возложить на специальную группу, которую необходимо сформировать при Администрации президента России».

 

По словам Ахмедоглу, «это связано с тем унизительным положением, в которое Лавров поставил Минобороны РФ». Почему? Оказывается, «Сергей Лавров, едва сойдя с трапа самолета в Ереване, заявил, что соглашения о режиме прекращения огня 1994 и 1995 годов являются бессрочными и признаны международным сообществом», тогда как, по утверждению бакинского политолога, «договоренность, достигнутая в Москве между министерствами обороны Азербайджана и Армении при участии Минобороны РФ, является именно двусторонней», то есть без участия Степанакерта. Когда Лавров упомянул документы 1990-х годов, то он, по Ахмедоглу, якобы дезавуировал «достигнутое 5 апреля 2016 года устное соглашение о перемирии», сыграл на стороне «мирового армянства», а также нанес удар «по предложенному Путиным варианту урегулирования конфликта».

 

К сожалению, такая примитивная информационная «карусель», устроенная Баку вокруг карабахского урегулирования — по вертикали с выходом на Кремль и горизонтали в сторону Еревана» — создает атмосферу, при которой трудно выходить на переговорный процесс. В такой ситуации страны-сопредседательницы МГ ОБСЕ должны проявить волю к принятию решения о создании механизмов контроля на линии соприкосновения, чтобы затем осуществить переход к фазе подготовки документа об отказе от применения силы. Пока дело не дошло до большой войны.

 

Станислав Тарасов

 

 

 

Метки по теме: