В постмайданной Украине всевозможные праздники, всяческие даты и юбилеи — дело весьма серьёзное и ответственное. Здесь не до шуток. Особенно, если празднование какого-то события прямо или косвенно служит для того, чтобы подтвердить якобы безусловный авторитет нынешних властей. Тогда праздник переходит в категорию «урочистостей» («торжеств» на украинском языке), где выражения лиц могут быть только государственно-ответственными.

 

Украина со скрипом отмечает 30-летие Чернобыльской аварии

 

А любые песни или музыка допускаются только на патриотико-героическую тематику. В идеале лучше всего военный парад. Но это разве что в День независимости. Да и с техникой сейчас проблемы. В прошлом году ездил вообще только джипчик командующего парадом. Поэтому приходится давать народу какие-то «урочистості» с меньшими материальными затратами. Например, поздравления президента с каким-нибудь религиозным праздником. Вот на прошлой неделе Пётр Порошенко поздравил с Песахом. На этой — обязательно поздравит с Пасхой. Хозяйский подход и минимум затрат.

 

 

«Урочистості» в зоне отчуждения и в окрестностях

 

Но, к сожалению, остались ещё в Украине даты не очень удобные. И не то, чтобы очень уж затратные, но какие-то обременительные, что ли. Вроде нынешней 30-летней годовщины Чернобыльской аварии. Что-то в этом юбилее есть не совсем государственное для нынешней власти. Вроде бы и авария произошла в ужасные советские времена, а ответственность за последствия и их ликвидацию лежит и на нынешней государственной власти тоже. Есть в этом некая историческая несправедливость. Не утешает даже патриотическое искусство, усиленное изрядной долей гражданского долга.

 

Правда, было кое-что и неплохое. В умелых руках даже годовщина аварии может приносить прибыль. На пленарном заседании Конференции по сбору средств на Счет ядерной безопасности для завершения строительства хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2). Сложное название, но деньги неплохие. Как сообщил журналистам посол Японии Шигеки Суми, международные доноры в понедельник 25 апреля договорились внести на вышеупомянутый счёт 87, 5 миллионов евро. Очевидно, такое японское посредничество стало необходимым для гарантии большей сохранности этих средств. А то мало ли что с ними может произойти в Украине в этот сложный реконструктивный период. Конечно, подобную донорскую недоверчивость современное руководство Украины могло бы, по большому счёту, и воспринять как некую дипломатическую пощёчину. Если бы оно, это руководство, ещё что-то решало само…

 

Поэтому пришлось объявлять это только «началом ряда мероприятий по торжественному отмечанию» событий 30-летней давности. Украинскому высшему руководству вместе с иностранными дипломатами и представителями стран-доноров пришлось даже посетить и непосредственно саму зону отчуждения. А именно, государственное специализированное предприятие Чернобыльская АЭС. Злые языки тут же принялись утверждать, что это только ради концовки мероприятия — всем посетителям зоны медицина рекомендует для укрепления здоровья красное вино. Но всем известно — это только для изучения и демонстрации зарубежным гостям темпов достройки сухого хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ) и нового безопасного укрытия. Т.н. проекта «Укрытие 2». У обоих этих проектов есть две схожие черты: считается, что их постройка крайне важна для дальнейшей безопасности Чернобыльской зоны и на это их строительство постоянно требуются дополнительные средства. Воистину, зона полна тайн и аномалий.

 

Самое первое укрытие-саркофаг над повреждённым четвёртым реактором начали строить сразу же после взрыва в 1986 году. Тогда СССР смог сделать это за 206 дней. Ценой огромных средств и жертв. Но сделать.

 

 

Новое укрытие и радиоактивный могильник — что нужнее?

 

Что сегодня? Почему крайне необходим новый саркофаг? Потому что саркофаг № 1, построенный в аварийных условиях, уже не очень надёжен. Во-первых, под бетонным саркофагом осталось ещё около 200 тонн разных радиоактивных материалов. Во-вторых, срок эксплуатации первого саркофага закончился ещё 2006 году. Туда проникают осадки, а в 2013 году даже рухнуло несколько плит бетонного перекрытия над машинным залом. Физики-ядерщики в частных разговорах говорили (и говорят!) о всевозможных очень страшных процессах, что происходят там, под землёй под многометровым слоем бетона. Второй саркофаг, «Укрытие 2» — это вопрос безопасности не только Украины, но и всей Европы. Как минимум.

 

Строительство этого объекта началось в 2007 году, когда были собраны необходимые средства от нескольких десятков международных доноров, и когда был подписан контракт на строительство нового саркофага с международным консорциумом «NOVARKA» (Франция). Впрочем, слова «собраны необходимые средства» очень скоро оказались чересчур оптимистичными. Расходы по разным причинам (в том числе, и чисто техническим) за несколько лет возросли в несколько раз. По данным Европейского банка реконструкции и развития, курирующего это строительство, на 2014 год требуемая на постройку сумма составляла уже 2,15 миллиарда евро. Именно этим фактом объясняется постоянный перенос сроков окончания строительства нового саркофага. С 2013 до 2017. Но уже может быть и дольше. Кстати, для усиления, так сказать, общественного контроля, на всех важных строительных объектах зоны отчуждения круглосуточно работают веб-камеры — можно самим убедиться, куда деньги деваются. Тут есть маленькая любопытная особенность: онлайн-камеры худо-бедно дают изображения с площадки объекта укрытия. А вот с площадки хранилища уже который месяц нет сигнала. Плохой сигнал и всё тут.

 

Хотя именно вокруг строящегося централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ или ХОЯТ 2) сейчас сосредоточен основной информационный поток. Иногда даже возникает определённая путаница. Наверное, ещё и из-за того, что строительство и «Укрытия 2» и ХОЯТа 2 курирует всё тот же ЕБРР. Землю под строительство этого хранилища было решено выделить ещё в 2012 году прежней, как это принято говорить в современной Украине, преступной властью Януковича. Однако, конкретные 45 гектаров выделили в апреле 2014 уже новые демократические власти. Тендер на строительство выиграла американская фирма Holtec International. Через неё же идёт освоение всех собранных средств (как и с собранными в понедельник 87 с половиной миллионами евро). Темпы строительства приятно поражают — уже к осени следующего 2017 года все будет готово. И примет на хранение, как минимум на 100 лет (проектный ресурс) более 21 тысячи отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС), около 2 тысяч отработавших дополнительных поглотителей (ОДП) и около 23 тысяч удлиняющих реакторных стержней. Ещё там будет небольшой завод для подготовки ядерных отходов к последующему хранению. Кроме того, американские строители дают высокие гарантии безопасности хранилища. И это даже несколько успокаивает, пока не вспоминаешь, что новый радиоактивный могильник заканчивают строить в зоне, уже во всех смыслах 30 лет назад прогремевшей на весь мир. И всего в 70 с небольшим километрах от Киева. Хотя те же США собственные отработанные отходы хранят в западных пустынях, Франция — вообще на атоллах Тихого океана, а Россия — на пустынных островах Северного Ледовитого и в Сибири. Но зато ведь у Украины есть американские гарантии. А это многого стоит. Ведь правда?

 

 

В чём главное неудобство чернобыльского юбилея?

 

И всё-таки от этого 30-летия аварии на Чернобыльской АЭС у нынешнего руководства одни проблемы. И не только торжественно-организационные хлопоты, вкупе с неприятным и досадным отсутствием практической возможности поучаствовать в управлении финансовыми потоками для строительства объектов в зоне отчуждения. Всё чаще появляются проблемы, так сказать, ещё и административно-регуляторного характера. Например, именно 26 апреля работники всех атомных электростанций Украины выходят под Министерство юстиции на акцию протеста против ареста счетов «Энергоатома». Обидно, согласитесь, заниматься каким-то решением проблем отсутствия средств для покупки нового топлива для действующих АЭС и выплаты заработной платы их работникам в самый пик торжественных мероприятий.

 

Или очередные акции протеста чернобыльцев. Мало того, что это извечный и почти всегда протестный электорат, всегда доставляющий действующим властям массу неприятностей своими постоянными требованиями. Вот опять они требуют восстановить льготы и компенсации пострадавшим от Чернобыльской аварии. Причём аргументируя тем, что многие из этих льгот отменило в своё время правительство Николая Азарова. Теперь демократические власти должны бы всё всем восстановить. Правда, в пылу протеста как-то забывается, что правительство Азарова никакие льготы не отменяло, а лишь пыталось их упорядочить и систематизировать, как и уточнить внезапно возросший список ветеранов-ликвидаторов Чернобыльской катастрофы, имеющих право на льготы и компенсации. Как забывается и то, что дополнительные выплаты назначались тогда не во исполнение общего единого для всех закона, а через целую систему отдельных индивидуальных судебных решений. Чья правомочность тогда была под большим вопросом. И именно эти судебные решения дали первый повод говорить ещё в 2011−13 годах о системной массовой коррупции в украинских судах.

 

Как совсем забылся и тот факт, что возврат общим потоком всех требуемых льгот и выплат сразу же пробьёт в и без того дырявом и проблемном госбюджете-2016 дыру в 1,5 миллиарда гривен. Где взять такие деньги? Наверное, поэтому Пётр Порошенко вообще наложил вето на парламентский законопроект № 2093 о возвращении льгот и компенсаций чернобыльцам. А новая коалиция так и не смогла найти голосов для преодоления этого вето. И вот старых льгот нет, нового законопроекта нет. И никто конкретно в этом не виноват. Хотя неприятный осадок у всех остался.

 

И подобных околочернобыльских проблем и неприятностей не становится меньше. Может, время сейчас такое юбилейное, что об этих проблемах стали больше говорить. А может быть потому, что их не очень-то сегодня спешат решать. Ведь это усилия, работа, выполнение каких-то определённых служебных обязанностей. До этого ли теперь новым государственным реформаторам?

 

И потом, для решения всего подобного требуются значительные финансовые средства. А где их взять? Конечно, дилетант скажет, что вот можно из тех же денег, что идут сейчас от международных спонсоров в Чернобыльскую зону. Господа, это не просто деньги. Это очень большие деньги. А большие деньги требуют большой тишины. Так что шуметь об этом сильно не рекомендуется…

 

Но и новые «Чернобыли» еще впереди, судя по усилиям новой власти впихнуть американские стрежни «Вестингауз» не той конфигурации в реакторы, рассчитанные под российские ТВЭЛы.

 

Андрей Чесноков

 

 

 

Метки по теме: