В статье «Есть ли альтернатива новой „кудриномике“?» я ограничился десятью тезисами об институциональном обеспечении необходимой реиндустриализации страны, без расшифровки ряда важных пунктов. Сейчас остановлюсь на этой расшифровке.

 

Индустриализация

 

При этом, под термином «революция» я здесь подразумеваю не насилие, а, прежде всего, революцию в умах. И, тем более, не действия антиконституционные. Напротив — защиту основ конституционного строя: это первая глава — первые пятнадцать статей Конституции. А также защиту конституционной идеи социального государства, на что также обращаю внимание в преддверие Дня солидарности трудящихся.

 

Корректировку же Конституции и законодательства, желательно, законными методами — в целях приведения их в состояние, обеспечивающее реализацию Основ конституционного строя. За исключением, может быть, лишь положения части 4 статьи 15 Конституции (об «общепризнанных принципах и нормах международного права»), в отношении чего, насколько я понимаю, в обществе уже складывается более или менее единое понимание — неприятие этого положения (хотя и здесь возможны варианты: как разработка в будущем новой Конституции, так и вариант более мягкий — такая трактовка этой нормы, которая позволяла бы нам самим определять, какие «общепризнанные» принципы и нормы мы таковыми признаем, а какие — нет).

 

 

Идейная основа

 

Навязывать единую мировоззренческую базу мы никому не вправе. Но сами можем и должны объединиться на чем-то едином для широкого круга различных в нюансах политических и общественных сил.

 

Важно понимать, что сегодня никакая отдельная идеология, такая, как идеология коммунизма, национализма, евразийства или православия, в одиночку не является охватывающей большинство наших сограждан. Но общие точки соприкосновения у реальных носителей этих идеологий, при всем противоречии между этими идеологиями в их «чистом» виде, тем не менее, есть.

 

Мои предложения — попытка нащупать эти точки соприкосновения и дать импульс к построению общей объединяющей платформы. При сохранении всех различий, в том числе, экзистенциального характера (во что мы сейчас вдаваться не будем), но с акцентированием внимания именно на объединяющем.

 

Итак, для начала всего четыре важные составляющие предлагаемой общей мировоззренческой платформы. И некоторые практические следствия из нее.

 

 

В одной лодке

 

Первая составляющая: мы — в одной лодке, в неблагоприятном окружении. Значит, решение вечного вопроса о приоритете индивидуализма или коллективизма предопределяется уже не нашим желанием, но объективной ситуацией: нам придется сместить баланс в сторону приоритета коллективизма. Можно называть это коммунизмом, можно социализмом, а можно, например, «солидаризмом» (хотя сам Л. Эрхард этот термин, вроде, не использовал, но многие именно так по объективным критериям характеризовали немецкий социальный механизм, ставший важной составляющей их послевоенного «экономического чуда»). И уже из такого мировоззренческого подхода неминуемо вытекают следствия:

 

— самоограничение (или ограничение со стороны общества) доходов «ВИПов», включая руководителей полугос- и госкорпораций;

 

— приоритет налогообложения личных доходов, особенно сверхдоходов, по сравнению с налогообложением производства;

 

— прогрессивное подоходное налогообложение, с резким ростом обложения сверхдоходов;

 

— преимущественное (более высокое) налогообложение рентных доходов по сравнению с налогообложение доходов от труда.

 

 

Созидание, а не спекуляции

 

Вторая составляющая — культивирование созидательной деятельности и так называемой «честной игры» — вместо нынешнего внеморального (а по существу — аморального) культа «успешности», независимо от источников и методов его достижения. Отсюда следствия:

 

— законодательное культивирование (всяческая поддержка и мотивирование) созидательной деятельности с ограничением любых спекулятивных операций;

 

— самоограничение паразитирования на наследии предков — распродаже невозобновляемых природных ресурсов, сдачи в аренду территорий и т. п.;

 

— жесткое пресечение всякого рода мошенничества — вместо нынешнего фактического его поощрения путем «декриминализации» (исключения уголовной ответственности) и т. п.;

 

— жесткое пресечение «коммерческой тайны» везде, где ущерб от возможных махинаций под ее прикрытием (причем, ущерб не только материальный, но и не менее важный моральный) выше, чем умозрительные (для прикрытия мошенничества) сулимые выгоды; прежде всего, во всем, что касается госсобственности (яркий пример — вскрытые ныне игры госкорпораций с оффшорными компаниями «виолончелиста»), госконтрактов и контрактов с компаниями, имеющими госпакеты акций и компаний-монополистов.

 

 

Не проедать век детей и внуков

Третья составляющая необходимого нам общественного согласия по принципиальным моральным вопросам: недопущение залезания в карман к потомкам — паразитирования с перекладыванием на потомков своих долгов. Из этого следствия:

 

— принципиальное недопущение разграбления страны в долг (роста долговых обязательств как государства, так и системообразующих и стратегических предприятий перед внешними субъектами);

 

— столь же принципиальное недопущение сверхдолгосрочных контрактов по поставкам нашего сырья или иных ресурсов за рубеж в будущем, с проеданием оплаты сегодня (контракты вроде «Силы Сибири» и т. п.).

 

 

Не искать счастья в упрощенчестве и деградации

 

Четвертая составляющая. В моральной формулировке — не быть падкими на подсовываемые нам «инновации», сутью которых на проверку оказывается дешевое упрощенчество, отказ от необходимости для достижения успеха сложного и трудоемкого образования, напряженного творческого труда. В формулировке же практической — не лезть в расставляемые нашими конкурентами-противниками идеологические мышеловки.

 

Здесь налицо множество составляющих, возможны подробные расшифровки. Но в наиболее комплексном виде это — принципиальный отказ от парадигмы «постиндустриального общества», которое есть не более, чем обман и ловушка. Общество должно строиться пусть новое, но именно индустриальное — современное, высокообразованное, но ориентированное на современное же наукоемкое и высокотехнологичное индустриальное развитие.

 

 

Социальная дезинсекция

 

Нуждается в расшифровке тезис об исключении паразитических звеньев, встроенных во все сферы жизни — в системы экономическую, социальную и в госуправление. Приведу несколько ярких примеров таких сугубо паразитических (по моей оценке) звеньев:

 

— частные страховые компании, ни за что не отвечающие и ничем не рискующие, но паразитирующие на фактически государственном (из государственных фондов) страховании, встроенные в систему ОМС;

 

— частные управляющие компании, встроенные как паразитические посредники в систему ЖКХ и создающие там иллюзию конкуренции;

 

— финансово-спекулятивные компании, управляющие заведомо мошенническим принудительным «накопительным» компонентом государственной пенсионной системы (исключен должен быть сам этот принудительный «накопительный» компонент, концентрирующий наши средства в интересах финансовых спекулянтов);

 

— вся система принудительных сборов «на капремонт» с размещением средств на длительное хранение на счетах в коммерческих банках — еще один механизм принудительного изъятия средств в интересах финансовых спекулянтов. Что же касается «котловой» системы, то это инструмент не паразитический, вроде — социально ориентированный, но тогда он должен оформляться и управляться как нормальный налог — включаться во всю систему налогообложения;

 

— фактическая передача сбора налогов «на откуп», яркий пример — система «Платон» по взиманию платы за проезд грузовиков по федеральным трассам;

 

— целенаправленно сформированная система финансирования регионов путем принуждения к взятию средств в кредит в коммерческих банках (во исполнение переданных из «центра» полномочий, но без источников средств, и под угрозой уголовного наказания за неисполнение этих полномочий), лишь с последующим затем перечислением из федерального бюджета положенных дотаций и субсидий, с отбором части из них в пользу банков как уплата процентов;

 

— аналогично намеренно созданная система формирования оборотных средств (после неоднократного их целенаправленного обесценивания, а также введения уплаты налога на добавленную стоимость по факту отгрузки товара, то есть еще до получения оплаты за него) из кредитных ресурсов, одолженных под завышенные проценты у частных коммерческих банков;

 

— принудительное хранение оборотных средств предприятий на счетах коммерческих банков, без какого-либо гарантирования их сохранности — предоставление как альтернативы возможности хранения оборотных средств на счетах государственной структуры, гарантирующей сохранность средств;

 

— «помощь» сельскому хозяйству, автопрому и т. п. путем … субсидирования из госбюджета процентных ставок по кредитам — фактическая помощь коммерческим банкам под прикрытием якобы решения народнохозяйственных задач;

 

— аналогично и «помощь» гражданам в части субсидирования части процентных ставок по ипотеке — вся эта нынешняя «помощь» должна быть заменена подлинной прямой помощью ее получателю, без какой-либо привязки к кредитованию и без фактического перевода бюджетных средств частным банкам;

 

— фантастический коммерческо-бюрократический раж в части требований постоянного платного обучения и переобучения, постоянного платного «повышения квалификации», платного получения «сертификатов (в т.ч., на ведение баз данных» и т. п.), платного членства в «саморегулируемых организациях» (явная деградация системы госрегулирования в направлении средневековых «цехов») и т. п.;

 

— и, разумеется, классика паразитического жанра — детки больших начальников, встраиваемые как в руководство чисто паразитическими звеньями (прежде всего, банковско-финансовыми), так и на командные должности в, по изначальной логике, не паразитические структуры (министерства, ведомства, производственные, в т. ч., оборонные предприятия), но с фактическим таким образом перенаправлением общественно полезной функции этих структур в преимущественно паразитическое русло.

 

Список, к сожалению, может быть дополнен: как ныне действующими паразитическими элементами, так и постоянно внедряемыми вновь и вновь.

 

 

Банковско-финансовая система: не кровососущая, но кровеносная

 

И о развороте всей финансово-банковской системы не на нынешнюю финансово-спекулятивную самодостаточность, но на обслуживание реального сектора экономики, на обслуживание реиндустриализации страны. Прежде всего, это:

 

— Центральный банк — нормальный орган государственной власти, строго соответствующий Основам конституционного строя и, соответственно, вписанный в конституционную систему разделения властей, руководство которого подконтрольно, публично подотчетно и наказуемо;

 

— «независимость» Центрального банка — не вообще, а исключительно в части выполнения конституционной функции обеспечения устойчивости рубля, причем, независимость исключительно оперативная, то есть строго в соответствии с правовыми рамками, количественными и качественными критериями, задаваемыми законодателем (аналогично оперативной независимости любой исполнительной власти);

 

— изъятие из нынешнего монопольного ведения Центрального банка тех вопросов, которые по Конституции не отнесены к его компетенции, в том числе, кредитно-денежного регулирования, регулирования деятельности коммерческих банков и т. п., и, тем более, функций «мегарегулятора» — это прямые полномочия исполнительной власти; сохранение за ЦБ исключительно конституционных функций денежной эмиссии и обеспечения устойчивости рубля, но строго в рамках регулирования этой деятельности со стороны законодателя (так как эти вопросы отнесены Конституцией к ведению Российской Федерации);

 

— в рамках межотраслевого баланса и признания кредитно-финансовой системы (включая всю банковскую систему) инфраструктурой развития реального сектора экономики, введение регулирования рентабельности деятельности коммерческих банков; ограничение рентабельности коммерческих банков — не выше, чем рентабельность обслуживаемых секторов реальной производительной экономики;

 

— во главе Центрального банка и Национального финансового совета — не финансисты, а представители реального сектора экономики, в интересах развития которого и должно осуществляться управление Центральным банком и всей банковско-финансовой системой.

 

Понятно, что более подробно можно было бы расшифровать и остальные пункты тезисов. Но на данном этапе ограничимся подробной расшифровкой этих трех. Этого достаточно для определения направления движения.

 

Вопрос лишь за политической волей.

 

Юрий Болдырев

 

 

 

Метки по теме: