Обсуждение правомочности проведенных правительством Башара Асада выборов и перспектив сохранения политического процесса после этого, мягко говоря, смелого шага несколько отодвинуло в сторону недавно анонсированный со ссылкой на «аналитиков ЦРУ» «План Б» по Сирии, который будет задействован, если процесс политического урегулирования зайдет в тупик.

 

А зря.

 

ЦРУ и Белый дом готовятся повторить афганскую ошибку

 

Вообще американские маневры вокруг «Плана А», т.е. прекращения огня и политического урегулирования, становятся все более «лобовыми». Американская администрация действует в условиях нарастающего цейтнота: у Барака Обамы остается все меньше и меньше времени, чтобы провозгласить себя «умиротворителем Сирии» и снять последние за его президентство имиджевые дивиденды. В этом, вероятно, и проблема: Обаме нужен успех до ноября, а что будет потом, уже не важно.

 

Как выяснилось, впрочем, к политическому урегулированию «План Б» отношения не имеет, поскольку предусматривает наращивание поставок вооружения «умеренной оппозиции», известной своим постоянным перетеканием в «неумеренную» вместе с полученными от США деньгами и оружием. И это очень показательно, поскольку «Планом Б» американцы признают, что их клиенты в Сирии имеют крайне сомнительные политические перспективы.

 

В качестве сердцевины «Плана Б» выступают поставки «умеренным повстанцам» переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), которые должны защитить «умеренную оппозицию» от ударов с воздуха.

 

И это — важнейший, рубежный момент. Американская политика на Ближнем и Среднем Востоке совершила «полный оборот» и вернулась к той же политической «развилке», на которой в 1986 году решением о поставках ПЗРК «Стингер» афганским «борцам за свободу», как их называл Рональд Рейган, афганский конфликт получил новое измерение.

 

Напомним, что именно сформированный вокруг поставок американского (и китайского, к слову) оружия «афганский интернационал» стал прародителем «Аль-Каиды» и «духовным дедушкой» ИГИЛ (запрещено в РФ — ред.), организации, с которой США сейчас ведут самоотверженную борьбу. Американцы, конечно, правы в своих намеках, что «Аль-Каида», да и не только она, была создана и действовала на саудовские деньги. Что им не хочется вспоминать, так это то, что ее прародитель, «афганский исламский интернационал», был создан руками американцев.

 

То есть американская политика вернулась в ту же точку, с почти теми же союзниками, с теми же идеями и тем же непониманием последствий. Только на новом технологическом уровне и на новом уровне глобального насилия.

 

И это очень опасно.

 

К слову, совершенный американской администрацией зигзаг говорит о том, что не только имиджево, но и политически ситуация, с точки зрения практических людей в Вашингтоне, выглядит как минимум остро.

 

Конечно, все основные участники американского политико-пропагандистского процесса вокруг Сирии дружно наличие такого плана опровергли, заметив, что если он и есть, то ПЗРК будут оснащены некими «геолокационными системами», которые ограничат зону их боевого применения и т.п. Впрочем, наличие столь специфического «Плана Б» опровергалось так, чтобы неминуемо остался осадочек.

 

Он и остался: все поняли, что план все-таки есть, но пока он представляется слишком рискованным, чтобы его озвучивать на уровне более высоком, нежели анонимные «источники в ЦРУ».

 

Проблема американского «Плана «Б» по Сирии не в том, что он приведет к дестабилизации всего Среднего Востока. Проблема в том, что само появление информации о таком «Плане «Б», даже в пропагандистских целях, как средство давления на Россию (в меньшей степени — на Иран и Асада) показывает степень геополитической безответственности, которая в настоящее время царит в Вашингтоне. Есть вещи, которыми оппонента даже пугать не стоит. Нынешняя американская администрация в стремлении взять реванш за бессилие на полях пропагандистских войн перешла определенную «красную линию», сняв еще один ограничитель в глобальной информационной войне. Которую, к слову, она не решилась переходить даже в самые жесткие времена войны на востоке Украины.

 

Насколько США решатся перейти «красную линию» в практической политике, пока остается под большим вопросом. Однако надо помнить, что безответственность никогда не бывает «очаговой» — она или не проявляется вовсе, или проявляется везде. Нельзя исключать, что слухи про «План Б» превратятся в «реальность планирования», когда серьезные люди станут обсуждать плюсы и минусы поставок ПЗРК и другого подобного вооружения.

 

Плохо то, что уроков истории для США не существует.

 

Да, конечно, в тот раз, в 1980-е и 1990-е, по понятным причинам «Стингеры» в американские самолеты не выстрелили. Выстрелил выпестованный американцами «афганский интернационал» в целом и несколько позднее. 11 сентября 2001 года. Но выстрелил «по-крупному» и жестко, втянув США в «круговорот насилия», который длится уже скоро 16 лет и который на каждом новом витке показывает новое качество. Талибы, прямое детище американской и саудовской политики в отношении «афганского интернационала», уже выглядят бойскаутами по сравнению с ИГИЛ. И остается только догадываться, каких монстров, в том числе и «монстров разума», может породить пресловутый «План «Б».

 

А ключевой вывод по итогам вброса «Плана «Б» сводится к тому, что американская политика в Сирии (и на Ближнем Востоке в целом) становится все более хаотичной, все более ориентированной на максимально быстрый результат и все более неразборчивой в средствах и партнерах. И есть большие сомнения, что Вашингтон сможет найти в себе силы выйти из того «круговорота насилия» на Ближнем и Среднем Востоке, который сам же и запустил.

 

Проще говоря, «окно возможностей» для российско-американского взаимодействия в разрешении конфликта в Сирии и Ираке стремительно закрывается.

 

Если уже не закрылось.

 

Дмитрий Евстафьев, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме: