Справедливость восторжествовала: организацию Мустафы Джемилева признали экстремистской. «Общественное объединение «Меджлис крымско-татарского народа» включено в перечень общественных объединений и религиозных организаций, деятельность которых приостановлена ​​в связи с осуществлением ими экстремистской деятельности», — говорится в сообщении Министерства юстиции России.

 

Мустафа Джемилев

 

Теперь благодаря иску о признании экстремистской деятельности «Меджлиса крымско-татарского народа», поданному прокурором Крыма Натальей Поклонской 15 февраля 2016 года, сомнительные дела Джемилева и его преступной группировки стали незаконными уже на официальном уровне.

 

Реакция украинских властей и их ручных СМИ оказалась молниеносной. Спикер Верховной рады Украины Андрей Парубий впал в форменную истерику: «Обращаюсь к украинскому МИДу с просьбой рассмотреть возможность срочного созыва Совета Безопасности ООН по этому вопросу. Целый народ — наши крымско-татарские братья — объявлены экстремистской организацией. Впервые после окончания эпохи диктаторов Сталина и Гитлера целый народ объявляют экстремистами. И это проявление российского фашизма», — заявил спикер в ходе заседания Рады.

 

Рассуждения о фашизме из уст коменданта майдана, унесшего сотни жизней, и по совместительству одного из создателей запрещенной в РФ экстремистской организации «Правый сектор» звучат забавно.

 

А отождествление запрета «меджлиса» с эпохой диктаторов даже неоригинально. Парубий не стал изобретать велосипед, действуя по старой схеме: сравнив действия российских властей с преступлениями вождей прошлого века. Неудивительно, что украинский  парламентарий отреагировал на запрет «меджлиса» одним из первых.

 

Не заступиться за сообщников и единомышленников в вопросе экстремизма Парубий не мог, поскольку детище террористов крымско-татарского происхождения последние месяцы делало за него всю грязную работу. Своими преступными действиями меджлисовцы даже украинских радикалов из «Правого сектора» затмили. Как не защитить таких «добросовестных» исполнителей!

 

К тому же сам факт признания «меджлиса» экстремистским — еще один повод обвинить российскую власть в «кровавых репрессиях». Ведь практически все украинские СМИ, освещая данную новость, добавляют, что перед нами притеснения всего крымско-татарского народа.

 

Продолжается истерия и в самом «меджлисе». Украинский депутат Мустафа Джемилев назвал прекращение деятельности своей организации «войной против крымских татар». Об этом он заявлял на заседании Совбеза ООН.

 

Даже президент Украины не остался в стороне и громогласно высказался в соцсетях. «Им мало арестов и политических судов над отдельными представителями крымско-татарского народа — решили запретить весь меджлис! Целый народ директивой пытаются лишить голоса, возможности представлять и защищать свои права. Это очередное нарушение базовых прав и свобод человека, которое российские оккупанты совершают в незаконно аннексированном Крыму, это возобновление сталинской политики в отношении коренного народа полуострова. Причина — авторитарный страх перед самоорганизацией свободных людей», — написал Петро Алексеевич на «Фейсбуке».

 

Не совсем, правда, понятно, почему уважение к «самоорганизации свободных людей» не работает на примере самого Порошенко, два года назад бросившего танки против безоружных на тот момент жителей Донбасса.

 

Почему я так подробно цитирую эти высказывания киевских радикалов?

 

Чтобы вы увидели их нехитрый трюк: ставится знак равенства между «меджлисом» и крымскими татарами в целом. Но чтобы понять, чем действительно занимался «меджлис», достаточно обратить внимание на тех, кто его защищает. Комендант майдана, в результате которого вся страна оказалась в нищете и многомиллиардных долгах; вечный мученик Джемилев, устроивший энергетическую и продовольственную блокады полуострова; президент, отдающий приказы убивать несогласных в Донбассе.

 

«Меджлис» никогда не представлял интересы крымско-татарского народа. Об этом вам скажет каждый крымский татарин, если вы поинтересуетесь, что конкретно сделала эта организация для простых людей. И его закрытие — это борьба с экстремистами, прикрывающимися целым народом, который уже давно не поддерживает их лозунги фашистского толка.

 

Безусловно, спекуляции украинских властей не прекратятся. Последуют создание новых вооруженных батальонов, громогласные заявления с трибун ООН, душераздирающие песни для зрителей «Евровидения». Будут продолжаться и провокации по отношению к жителям Крыма.

 

Этому не нужно удивляться — такова нынче политика Киева. С точки зрения морали им нет оправдания, но бороться с экстремистами независимо от их национальности нужно только по закону. А российское правосудие не дремлет и, принимая во внимание подвижность границ украинского государства, может прийти к ним раньше, чем можно ожидать.

 

Диана Кади, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме: