Чем больше Запад пытается изолировать Россию — тем хуже у него выходит. Ни на международной арене, ни в экономической сфере никакой изоляции не получается, наоборот: Россия налаживает новые контакты, все активнее выходит на перспективные рынки, активизирует работу в Евразийском экономическом пространстве. Санкции бросили России новый вызов — но мы достойно приняли его, и, что стало для коллективного Запада полной неожиданностью, оказались в состоянии на него ответить. Ведь мир — это не только Европа и США, сейчас центр финансового, экономического и промышленного роста  смещается на Восток — а если быть точнее, в Юго-Восточную Азию, ныне самый перспективный и динамично развивающийся регион планеты. И Россия, соответствуя веяниям перемен, медленно смещает свой вектор развития и сотрудничества на Восток. «Сила Сибири», «Великий шелковый путь», — и вот новый совместный проект “Медведя“ и “Дракона“ — проект важнейший для нашего ВПК:

 

Китай готов передать России технологии, необходимые для создания радиационно стойкой электронной компонентной базы (ЭКБ) космического применения. В обмен он желает получить технологии создания жидкостных ракетных двигателей. Об этом «Известиям» сообщил высокопоставленный источник в ГК «Роскосмос»

 

Пакетное обсуждение вопросов передачи технологий ЭКБ и ракетных двигателей было, в частности, отражено в официальном протоколе по итогам последнего заседания комиссии вице-премьера правительства РФ Дмитрия Рогозина и заместителя премьера госсовета КНР Ван Яна.

 

«Ракетные двигатели и ЭКБ увязаны воедино, потому что в этих пунктах речь идет об обмене технологиями, а в остальных случаях просто о взаимодействии на более тесном уровне», — отметил собеседник издания.

 

акетные двигатели и ЭКБ

 

После нашей военной кампании в Сирии спрос на российское оружие бьет все рекорды. Уже подписаны контракты на сумму более 10 миллиардов долларов, что позволит не только загрузить существующие производственные мощности ВПК на несколько лет вперед, но и построить новые заводы и смежные производства и создать десятки тысяч новых рабочих мест. Причем это будут рабочие места для высококвалифицированных рабочих и инженеров, а еще — новые заказы для конструкторских бюро и НИИ, площадки для внедрения новых технологий и передовых технологических решений. И если, например, Украина семимильными шагами разваливает (по сути, уже развалила) всю свою авиастроительную и ракето-космическую отрасль, то Россия наоборот — старается не только сохранить существующий темп ее развития, но и по возможности интенсифицировать его. И конечно, ракетостроение — эта та отрасль, в которой мы до сих пор «впереди планеты всей».

 

Наши ракетные двигатели славятся во всем мире. Американцы, например, до сих пор продолжают закупать их у России, несмотря на санкции и оголтело-воинственную риторику ряда их государственных чиновников. Для этого даже был принят специальный закон, разрешающий покупку российских ракетных двигателей для американских ракет-носителей в обход санкций. Многие «ястребы» в конгрессе США, вроде Маккейна, тогда громко возмущались, но им «доходчиво» объяснили: альтернативы российским двигателям пока нет, не «кричите так громко», все равно будем покупать их у русских. У китайцев, к слову, есть свои двигатели — их космическая программа вполне самодостаточна. Так почему-же они так жаждут заполучить наши? Все дело в технологиях, — китайские ракетные двигатели технологически не то, чтобы посредственны, но довольно несовершенны, и потому китайцы очень хотят получить в свои руки лучшие в мире, которыми наши двигатели, вне всякого сомнения, являются.

 

Естественно, они хотят не только покупать ракетные двигатели, но и получить технологии, чтобы со временем начать строить их сами. Выгоден ли нам такой размен? Я считаю вполне: ведь китайцы в ответ тоже не просто собираются продавать нам электронную компонентную базу (ЭКБ), но и передать технологии, а также, по моим данным, даже помочь наладить производство электронных компонентов на российских заводах (создать полную технологическую цепочку от создания композитно-кремниевой основы до выпуска готовых электронных микросхем). А электроника и ЭКБ — это «больное место» нашего ВПК, именно на электронику, связь и авионику приходится наибольшее количество закупок иностранных комплектующих. И здесь мы, к сожалению, до сих пор серьезно зависим от западных поставщиков, и в случае чего, можем остаться вообще без электроники; а современный танк или самолет без электронной «начинки», — это просто груда очень дорогого «металлолома». И этот пробел нужно восполнять — причем как можно быстрее!

 

Конечно, китайская ЭКБ — к сожалению пока не достигла уровня ведущих американских или европейских производителей. Ну а на что нам наши НИИ — в конце 80-х, напомню мы в области электроники, радиотехники и автоматизации ни в чем не уступали, а в некоторых аспектах даже превосходили иностранные разработки. Да в 90-е годы многие из этих наработок были попросту «заброшены» или за бесценок проданы за рубеж, да и специалисты разъезжались кто куда — к тов Европу, кто в США, кто в тот же Китай, но пришло время восстанавливать утраченные позиции — без этого наш ВПК не сможет чувствовать себя уверенно и независимо.

 

Цех

 

Пока мы зависим от поставок тех или иных комплектующих электронно-компонентной базы, особенно когда это касается военной сферы, — это вопрос даже не экономический, это вопрос безопасности страны! И по моему личному мнению, лучше взять китайские разработки, а затем пользуясь светлыми мозгами наших инженеров и ученых, которых я считаю лучшими в мире, довести их до мирового уровня, чем просто ждать, пока наши друзья и партнеры не решат: хватит поставлять русским микросхемы, датчики и контроллеры — пусть теперь их ВПК сидит на голодном пайке. Уж лучше всегда иметь подстраховку, чем в один прекрасный момент остаться с голой…

 

И здесь как раз импортозамешение, которое, во многих отраслях, к сожалению, пока остается больше красивым лозунгом, нежели реальным «движителем» экономики, должно быть реализовано в первую очередь. И как можно скорее! И произвести рокировку «наши ракетные двигатели в обмен на китайские микросхемы и процессоры» будет для нашего ВПК как нельзя кстати: тем более, что мы получим не только готовый продукт, но и технологии для его производства, а в современном мире, постепенно вступающем в шестой технологический уклад, именно технологии и инновации становятся главным двигателем прогресса и главным товаром, который порой очень сложно купить. А вот «обменять» на то, что очень нужно нашим партнерам, можно — и, порой такой обмен «стоит свеч».

 

Андрей Князев,

специально для News Front