Часто приходится слышать, что России для развития нужны западные инвестиции. Такая себе «аксиома», которую обычно никто не подвергает сомнениям. Но по ряду причин это не совсем так.

 

Западные инвестиции – «аксиома», подвергающаяся сомнениям

 

Инвестиции нужны, прежде всего, там, где не хватает производственных мощностей, и их нужно наращивать. Однако по данным статистики в Российской Федерации значительная часть уже существующих производств загружена на 60-65% от потенциальных возможностей (в Китае, кстати, на сегодня этот показатель вообще колеблется в районе 45%).

 

И наращивание объёмов производства тормозится не отсутствием инвестиций, а отсутствием (ограниченностью) рынков сбыта готовой продукции. Могли бы производить больше, но не покупают.

 

Причём это не сугубо российское явление, а общемировая проблема. Рынки стагнируют, высокая безработица снижает покупательную способность населения, а потребительские кредиты не способны стимулировать потребление на должном уровне (более того, даже стимулируя потребление сегодня, они делают это за счёт будущего, снижая потребление в дальнейшем).

 

Вопрос ведь не в том, что спрос насыщен, а в том, что значительная часть спроса не обеспечена покупательной способностью.

 

Есть как минимум два пути увеличения покупательной способности населения. Первый – это путь, которым достаточно успешно двигалась Россия все двухтысячные – опережающий рост зарплат. Он уже доказал свою эффективность, как способствуя росту ВВП, так и повышая благосостояние граждан.

 

Второй, экспериментальный – введение безусловного основного дохода (БОД). Этим путём сейчас движется ряд передовых европейских стран, которые также нуждаются в стимулировании развития своего внутреннего рынка.

 

Нормы прибыли во всех традиционных отраслях неуклонно падают. В строгом соответствии с законами, выведенными Карлом Марксом ещё более ста лет назад.

 

Более высокую доходность способны обеспечить технологии следующего, шестого технологического уклада. Но, во-первых, их ещё нужно внедрить. Во-вторых, процесс вывода их на приемлемый уровень доходности может занять ещё 10-15 лет, а в это время надо как-то обеспечивать большинству граждан России нормальный уровень жизни.

 

Старые методы уже не работают. Ни в стимулировании труда, ни в обеспечении роста ВВП. Новые технологии в производстве, вычислениях и телекоммуникациях требуют и новых технологий в управлении.

 

И я совершенно согласен с Жаном Фреско, когда тот говорит, что не нужно спрашивать, достаточно ли денег, нужно спрашивать, достаточно ли ресурсов. Ресурсов достаточно, а денег «мало» не может быть по определению, потому что если кто-то заявляет, что денег мало, то он просто не понимает природы денег.

 

Если же в экономическом блоке правительства РФ кто-то собирается что-то «приватизировать» из-за «недостатка денег», то это или вопиющая некомпетентность, или откровенное вредительство. В любом случае, это указывает на несоответствие данных персонажей занимаемой должности.

 

Есть, конечно, весьма вероятный вариант, что все эти разговоры о приватизации – это просто дымовая завеса, чтобы запутать «наших западных партнёров». Поэтому нужно внимательно следить не за словами экономического блока правительства, а за их действиями.

 

Потому что менять физические активы на американские фантики – ни разу не прикольно. Особенно, если параллельно рассказывать, что своих денег не хватает, и одновременно ограничивать их эмиссию.

 

Российская экономика имеет всё необходимое для быстрого роста. Нужно только отойти от неработающих неолиберальных монетаристских догм.

 

Александр Роджерс, специально для News Front

Александр Роджерс