В воскресенье украинский премьер Арсений Яценюк наконец разрешил (по крайней мере, можно так надеяться, потому что в прошлом всякое бывало) перезревший вопрос о своей отставке. Официально заявление об отставке — вероятно, для вящей торжественности — будет внесено 12 апреля, в День космонавтики. Яценюк скажет депутатам Рады: «Пойихалы!» — и махнет рукой, после чего словно вдоль по Банковой, Банковой пронесется над землей.

 

«Пойихалы!»

 

Неясно только, куда и зачем. Заявляя об отставке по телевидению, премьер сообщил: «С нынешнего дня вижу свои задачи более широкими, нежели обязанности главы правительства: новое избирательное законодательство, конституционная реформа, судебная реформа, коалиционный контроль за курсом нового правительства, международная поддержка Украины, членство Украины в Европейском союзе — это часть моей программы». При том, что в украинской политической системе еще надо поискать пост с более широкими полномочиями и задачами, чем премьерский. При регулярном конституционном пинг-понге украинская республика делается то президентской, то парламентской, то опять президентской. Но даже если считать нынешний фазис развития Украины президентским и, следственно, понимать загадочные слова Яценюка так, что он желает сесть на место Петра Порошенко, одного желания еще явно недостаточно.

 

С одной стороны, Порошенко достаточно жесткий политик, чтобы отдать булаву без сопротивления. И менее всего он готов отдать ее Яценюку. С другой стороны, непопулярность Порошенко, обвиняемого благодарными согражданами во всех мыслимых и немыслимых грехах, не должна затмевать того обстоятельства, что непопулярность Яценюка столь же удручающая.

 

Описывая свои заслуги и свершения (ему приходится делать это самому, потому что больше никто особенно не хвалит), Арсений Яценюк указывает: «Я горжусь результатами нашего правительства. Немало наших дел еще будут оценены. Мы сделали почти невозможное. Мы защитили нашу страну, основали новое войско и полицию. Сделали Украину энергетически независимой от России. Как хозяева, ввели режим экономии и в то же время сосредоточили и сохранили для развития государства существенные финансы. Мы избавились от номенклатурного неравенства, уберегли экономику от дефолта, начали масштабные структурные изменения. Мы сделали все для неотвратимости европейского выбора».

 

При этом качество обновленных войска и полиции оставляет желать лучшего. Если русская армия не прошла по Украине победным маршем, то исключительно от нежелания это делать ввиду возможных дипломатических осложнений с великими державами (не Украиной). Роль выдающихся боевых качеств украинской армии, созданной Яценюком, в предотвращении русского марша на Киев близка к нулю.

 

Энергетическая зависимость от России сократилась прежде всего как следствие катастрофического падения промышленного производства. Кроме того, часть регионов отложилась от Украины, что также снизило суммарное энергопотребление.

 

Что такое «сосредоточили и сохранили для развития государства существенные финансы», непонятно. Точно так же непонятно, что значит «мы избавились от номенклатурного неравенства». То, что нищий пенсионер или бюджетник сравнялся по доходам с Яценюком? Или на Украине осталось неравенство граждан, но теперь оно неноменклатурное?

 

«Неотвратимость европейского выбора» звучит совсем уже грозно. Так уместнее говорить о стихийных бедствиях или о последнем враге — смерти. Вот она уже точно неотвратима.

 

Если Яценюк собирается с такими заслугами и, соответственно, с такой популярностью домогаться президентского поста, все, что можно тут сказать — «хотеть не вредно». Разве что он располагает верными сведениями, что выбирать президента будут не граждане Украины, а чины Госдепартамента США. Причем чины единодушны в том (на самом деле это очень сильное и смелое допущение), что лучшего президента для Украины, чем Яценюк, не сыскать.

 

Возможно, впрочем, и прямо противоположное допущение. Американские протекторы в конце концов пришли к выводу: «Арсений слишком глуп, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, становится нетерпимым в должности премьера Украины. Поэтому предлагаем товарищам обдумать способ перемещения Яценюка с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от Яценюка только одним перевесом, а именно: более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но думаем, что это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

 

Такие приказы не обсуждаются, и Яценюк, напоследок сам себя похвалив, пошел солнцем палимый.

 

Максим Соколов