Сейчас в Молдове божественная, ослепительная весна. Изумрудные прозрачные леса. Вдоль дороги цветут персики, абрикосы. Волнистые голубые холмы, на них до самого горизонта наливаются соком виноградные лозы. Кажется, что весна бесконечна. И не верится, что над Молдовой нависла незримая темная тень. В этих городах, селениях, среди этих полей идет жестокая схватка. Соседняя Румыния стремится всосать в себя Молдову. Румынский моллюск обволакивает Молдову, размягчает ее, хочет вобрать ее в свое чрево и растворить. Работает множество некоммерческих организаций, которые спонсируются румынами, Евросоюзом, Америкой. Эти организации диктуют идеологию, ведут агитацию, наводняют органы власти Молдовы своими клевретами и проповедниками.

 

Весна священная

 

Пять тысяч молодых молдаван каждый год отправляются в Румынию учиться в вузах и возвращаются оттуда уже не молдаванами, а румынами. Органы власти, правительство и президент делают все, чтобы как можно скорее Молдова ушла в Румынию и вместе с Румынией стала членом Евросоюза, а потом и НАТО.

 

Неужели действительно у нас на глазах с карты мира исчезает страна Молдова? Неужели исчезает молдавский народ? Неужели молдаванин очень скоро будет внесен в Красную книгу как исчезающий вид? Неужели и впрямь молдаване поверят, что нет такого государства Молдова, а есть только часть Румынии? Что нет молдаванского языка, лишь румынский язык? И нет молдаван как народа, а есть ветвь румынского народа?

 

Этим представлениям дается мощный отпор. В Молдове поднимается патриотическое движение. Различные организации — спортивные союзы, политические партии, творческие объединения — выступают за сохранение молдавского государства. В центре этих инициатив — самая крупная в парламенте фракция — фракция Партии социалистов, которую возглавляет Игорь Додон.

 

Как только мы с моими друзьями из Изборского клуба приехали в Молдову, сразу попали на теоретическую конференцию «Молдова и Россия. Общая история». Религиозные деятели, историки, философы, представители спецслужб, силовики, писатели и политики обсуждали, какой быть Молдове. И общее мнение сводится к тому, что Молдова должна быть сохранена суверенной, как независимое внеблоковое государство, ориентированное на Евразийский союз, на Таможенный союз, на дружбу с Россией, и не должна входить в зону патронирования НАТО. Как считают политологи и политики патриотического направления, само государство Молдова должно иметь федеративную форму. Будущее — федерация. В нее должна войти Гагаузия и должно войти Приднестровье. Конечно, если сегодня приднестровцам сказать, что они войдут в Молдову как часть федеративного государства, те ответят «нет». Они согласны только на признание Приднестровья как независимого суверенного государства. Но так было потому, что Молдова стремилась в Румынию, что тень НАТО нависла над Молдовой. Быть может, если патриотическая концепция федеративного государства восторжествует и будет гарантирован долгосрочный союз с Россией, Приднестровье изменит свою точку зрения.

 

Я был на удивительном патриотическом митинге в Гагаузии, когда по селам, городам, сквозь цветущие сады шли огромные колонны с оркестром, с флагами. И было сладко находиться среди мужественных людей, для которых Гагаузия священна, которые отстояли суверенность Гагаузии и теперь отстаивают суверенность Молдовы в целом. Эти люди так любят Россию, так дорожат недавним прошлым, когда все мы были вместе в одной большой советской семье! Немолодой гагауз с лицом, как чернослив, сказал мне: «Если Гагаузию потянут в Румынию, мы возьмемся за оружие».

 

Россия медленно, но неуклонно формулирует свои национальные интересы в этом районе. В 1990-х годах у России не было национальных интересов. Мы шли в фарватере интересов победившей тогда нас Америки. Но по мере взрастания государства российского мы стали формулировать свои интересы. Первый раз жестко и четко мы сформулировали их в 2008 году, когда во время нападения Грузии на наших миротворцев мы вышли с войсками сквозь Рокский тоннель в Закавказье и отстояли суверенность двух крохотных государств, целостность и безопасность их народов.

 

Второй раз мы продемонстрировали свои национальные интересы, воссоединившись с Крымом, сочетав разрозненные ветви русского народа. Третий раз продемонстрировали суверенность и свои национальные интересы на Ближнем Востоке, когда наша авиация громила ИГИЛ (организация, запрещенная в России) и помогала армии Башара Асада освобождать территорию.

 

Здесь, в Молдове, проходит кордон, который Запад строит от Балтики до Черного моря, стремясь отсечь от Европы Россию и замкнуть ее. Молдова не должна стать той пробкой, тем тромбом, которым закупоривается эта часть кордона. Через Молдову должны идти торговые, идейные, духовные коммуникации. Молдова может быть мостом между Западом и Востоком. Может быть посредником в наших мучительных, сложных отношениях с сегодняшней Украиной.

 

1 октября состоятся выборы президента Молдовы. Решением парламента эти выборы происходят всенародно. И от того, кто на них победит — прорумынский кандидат или кандидат, который отстаивает суверенную страну и близость ее с Россией, зависит будущее и Молдовы, и всего региона, включая Приднестровье.

 

Я побывал в палаточном городке, построенном социалистами прямо перед парламентом. Здесь множество молодых людей, очаровательных, страстных, политизированных. Они готовы в день выборов отстаивать честные результаты, намерены показать власти и тем, кто считает голоса, что народ начеку, народ следит за итогами.

 

В конце нашей поездки молдаване повели нас в удивительное место. Подземное хранилище вин в селе Криково, некогда каменоломни, где добывался белый известняк, из него построен белоснежный Кишинев. Теперь в подземных галереях, растянувшихся на 120 километров, просторных и бесконечных, как московское метро, находятся винные хранилища. Огромные дубовые бочки, стеллажи черных бутылок, в которых дозревает это диво молдавского виноделия. Молдова с ее солнцем, с плодородными землями, с ее трудолюбивыми крестьянами — это родина вин, страна, где вину придается культовое, почти религиозное значение. И там, в этих подземельях, вкушая дивное молдавское вино, мы поднимали бокалы, произносили тосты за независимую и чудесную страну Молдову, за славу прекрасного молдавского народа.

 

Александр Проханов, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме: