Борьба с офшорами находится в тренде, но ею не нужно слишком увлекаться, надо найти золотую середину. Это не я придумал. Это сказал видный представитель российского бизнеса, мягко говоря, не чуждый офшорным схемам, — Михаил Прохоров.

 

Офшоры в тренде

 

Согласен, если речь идет об экономических аспектах работы с офшорами. Но если эта тема идет в рамках информационно-психологической атаки на Россию, то надо разбираться, есть ли золотая середина вообще.

 

Банальным фактом является то, что контрольный пакет группы РБК принадлежит структурам Михаила Прохорова (57,05%)  через кипрские офшоры. А туда входят и одноименная газета, и журнал, и новостной сайт и т.д.

 

Но тогда непонятно, почему такое респектабельное, специализирующееся на деловой тематике издание, как РБК, преподносит историю с панамскими офшорами как мерзейшее преступление против правил честного ведения бизнеса, вопиющий факт коррупции.

 

Между тем, несмотря на пугающее название — «офшорные схемы», современный бизнес немыслим без этих зон со льготным режимом регистрации компаний и налогообложения.

 

Для международного бизнеса это так же привычно, как личный автомобиль, как счет в банке, как аккаунт в социальной сети. Несмотря на то что офшоры часто обвиняют в отмывании денег и легализации доходов, полученных незаконным путем, подавляющая часть офшоров находится именно в западной юрисдикции, под покровительством западного крупного международного капитала.  Не в России они придуманы.

 

По сути офшоры — это неотъемлемая часть западной финансово-экономической системы, под которую российские компании, играющие по международным, не ими придуманным правилам, вынуждены подстраиваться. Зачастую офшорная юрисдикция  становится требованием западных партнеров. Для российских фирм она также прямо связана с ценой кредитов или предоставлением финансовых льгот.

 

Офшоры, кроме оптимизации налогообложения, обеспечивают анонимность владельцам активов — информация о реальных бенефициарах не раскрывается ни при каких условиях. Именно поэтому у офшоров возникают конфликты с налоговыми органами и специальными службами ряда стран.  Последние не без оснований считают, что, завладев конфиденциальной информацией, оберегаемой офшорами, они получат контроль не только над капиталами и личными состояниями бизнесменов, политиков, общественных деятелей, но и над ними самими. В силу этих причин спецслужбы подбираются к офшорам своими «специфическими методами» — те часто становятся объектом кибератак.

 

В этой связи надо четко понимать, что в руки журналистов «Международного консорциума» попала информация, добытая незаконным путем. Краденая.

 

А «независимые» журналисты ею попросту «барыжат».

 

Вообще-то за это везде положены уголовные статьи и реальные сроки. Вот Мэннинг, звезда «Викиликса», 35 лет получил. Напротив, из новоявленных борцов против офшоров на Западе сделали героев, попытавшихся поймать за руку на «грязных махинациях» людей, обладающих в современном мире реальной властью и влиянием.

 

Саму кражу, как положено, «повесили» на неустановленного «осведомителя» немецкой БНД, который по заданию все той же разведки искал в панамских офшорах следы деятельности немецких граждан, уклоняющихся от налогов, а наткнулся на след, ведущий к президентам Украины, Аргентины и прочая, и прочая, и прочая. Именно эту информацию на неграждан Германии БНД добросовестно «слила» СМИ, компенсировав, наверное, расходы, выплаченные осведомителю.

 

Любопытно, что, если бы подобного рода материалы передал журналистам Сноуден или любой другой его идейный последователь, возмущенные граждане США порвали бы его «на британский флаг». А бесчинства «китайских хакеров» стали одной из излюбленных тем американских СМИ. Официальные представители Белого дома регулярно транслируют по этому поводу свое возмущение.

 

Здесь же наблюдается полная тишина: никого не смущает, мягко говоря, сомнительное происхождение «панамского досье». Не хотят бросать тень на столь ценный источник? Конечно.

 

Более того, Белый дом их легитимизирует.  «Мы получили еще одно напоминание в этой большой куче данных из Панамы о том, что уход от налогов является большой, глобальной проблемой», — заявил Обама несколько дней назад.

 

Да, проблема офшоров существует и на международном, и на национальном уровне. Вопросы офшоров регулируются  российскими законами, инструкциями ЦБ и Минфина. Деофшоризация российского бизнеса — не только лозунг, но и отражение реальности: практически у всех крупных (и не очень) российских бизнесменов тоже есть офшоры.  Но об этом инициаторы расследования почему-то не пишут. Причина очевидна.

Все эти люди — не «друзья Путина», а значит, и смысла нет.

 

Неинтересны они и тому же РБК. Не сечь же себя самому. Проще наклеивать политические ярлыки.

 

В информационной войне против России, в которой вместе с западными СМИ участвуют и некоторые российские, главное — не факты, а политический заказ.  А цель уловить несложно: «сделать Россию более покладистой», как выразился Путин на форуме ОНФ.

 

Андрей Манойло, газета «Известия»