4 апреля 1961 года президент США Джон Кеннеди утвердил план операции по свержению правительства Кубы Фиделя Кастро. Операция против Кубы стала фактически первой «пробой пера» США в гибридной войне — той самой формы войны, которая сейчас с лёгкой руки Вашингтона стала основой международных отношений. Сегодня невозможно точно сказать, с кем США в данный момент в состоянии гибридной войны не находятся.

 

Залив Свиней как основа международной стратегии США

 

Кубинская операция коренным образом отличалась от участия США в Корейской войне 1950-1953 годов, где у американцев был мандат ООН. И от разгоравшейся в тот же период Вьетнамской войны, где США действовали на основе двусторонних договорённостей со своим южновьетнамским союзником.

 

 

Высадка интервентов

 

Для свержения правительства Кастро ЦРУ сформировало, вооружило и обучило из числа кубинских эмигрантов и наёмников четыре пехотных, один танковый, один воздушно-десантный батальоны и один артиллерийский дивизион. Их должны были поддерживать лётчики-эмигранты на самолётах ВВС США, опознавательные знаки на которых были закрашены. На некоторые самолёты наносили опознавательные знаки кубинских ВВС — их экипажи пытались представить как дезертиров из кубинской армии.

 

Впрочем, пилоты-кубинцы не горели желанием вылетать на задания и называли такие полёты самоубийством. Так что в большинстве случаев за штурвалами бомбивших Кубу самолётов находились американские граждане.

 

Общая численность войск вторжения приближалась к 2 тысячам. Армия Кубы на то время представляла из себя не более чем оснащенное устаревшим оружием народное ополчение. Интервенты же опирались на поддержку ВВС и ВМС США (к побережью Кубы были переброшены авианосцы «Эссекс», «Боксер» и «Шангри-ла», с кораблями сопровождения, бомбардировочная авиация действовала с баз во Флориде).

 

В целом, силы были не сопоставимы. А ближайшие соединения кубинских военных, способные оказать сопротивление, находились в 120 километрах от района вторжения.

 

Активные боевые действия начались 15 апреля 1961 года с неудачной попытки авиации США уничтожить ВВС Кубы. 17 апреля произошла высадка главных сил интервентов в заливе Свиней. А еще через два дня большая часть высадившихся эмигрантов и наёмников сдались в плен.

 

Вашингтон начал тщательно готовить операцию более, чем за год (ещё при президенте Эйзенхауэре). И это, конечно, был катастрофический разгром, а США был нанесен огромный морально-политический урон.

 

Главная проблема заключалась в ошибочной ставке на восстание против Кастро на Кубе, которое должно было подняться после высадки эмигрантов и наёмников. Но народ Кубы вместо того, чтобы рушить в интересах США собственное государство, устроил сафари на интервентов.

 

 

Современные гибридные войны

 

Свои ошибки Соединенные Штаты учли. Теперь они начинают гибридный конфликт только в том случае, если абсолютно уверены в наличии на территории страны-жертвы мощной пятой колонны, готовой выступить против власти. Эта пятая колонна совсем необязательно должна быть проамериканской. Она может быть проевропейской, исламской, традиционалистской или патриотической.

 

Главное, чтобы оппозиция была многочисленной, организованной и готовой действовать без оглядки на законы, идти на силовое противостояние с властью, провоцировать кровопролитие, а на основании этого отказывать властям в легитимности.

 

Методом проб и ошибок США пришли к лежащему на поверхности выводу. Для того, чтобы прийти к власти и удержаться, штыков мало — необходимо иметь точку опоры в обществе.

 

Не обязательно пользоваться поддержкой всего общества, достаточно опереться на относительно небольшие, но социально активные, пассионарные группы, которые навяжут остальным свой взгляд на перспективы развития государственности.

 

С тех пор США не топят бессмысленно своих свиней в заливах. Они их старательно выращивают. Прежде чем к берегам обреченного государства придёт американский авианосец, оно уже будет разорвано изнутри. Его собственные оппозиционеры, будучи свято уверенными в своём праве смести «преступный режим», добьются раскола общества или даже (в лучшем для США случае) гражданской войны.

 

Вашингтону остаётся только поддержать «правильную сторону». Обучить и вооружить её, обеспечить политическое и дипломатическое прикрытие, добиться международного мандата на миротворчество, а потом так «умиротворить» страну, что камня на камне не останется.

 

Ни на территории бывшей Югославии, ни в Ираке, ни в Ливии авиация США — совместно с сухопутными войсками и ВМС — ничего не смогла бы добиться без опоры на предателей внутри страны. Которые себя предателями, впрочем, не считали, а искренне верили, что несут своему народу мир, процветание и «европейские ценности».

 

Но какую бы инновацию вы не внедряли на поле боя, завтра она появится у вашего противника. Гибридная война ведется на стыке политики, дипломатии, экономики, финансов, информационных технологий и лишь в последнюю очередь классических военных действий, и это правило действует здесь в полной мере.

 

Если вы не в состоянии постоянно опережать противника и внедрять стратегические инновации, то уже завтра ваши же технологии, только усовершенствованные, будут направлены против вас.

 

С такой ситуацией США столкнулись в Донбассе и Сирии, где у России оказались свои точки опоры, свои группы поддержки. В результате многолетние усилия Вашингтона по развалу большого Ближнего Востока и по связыванию России конфликтом с Украиной пошли прахом. Украинский режим, созданный после переворота февраля 2014 года, оказался попросту недееспособным, а в Сирии Башар Асад сумел удержаться и имеет хорошие шансы спасти страну.

 

Рассчитывая вести гибридную войну против противника, способного только к лобовому противостоянию, США и их союзники сами оказались объектом гибридных операций, причём подготовленных лучше, просчитанных дальше и исполняемых чётче, чем их собственные.

 

Сейчас, как и после катастрофы в заливе Свиней, в Вашингтоне понимают: старые проверенные схемы в новых условиях не работают. Опять надо внедрять инновации.

 

И они будут искать новые эффективные методы борьбы с нами. Если же мы будем заходиться в восторге от сегодняшних побед, то через некоторое время столкнёмся с новым и более эффективным методом воздействия на нас.

 

Это гонка без конца, в которой остановившийся погибает. Как погиб СССР.

 

Ростислав Ищенко