Периодические перестрелки, в том числе с применением тяжёлых вооружений, на линии соприкосновения сторон конфликта случались и раньше. Любая из них могла перерасти в нечто большее. Конфликт мог разгореться и полгода, и год назад. Но есть ли у него перспектива вылиться в полномасштабную войну между Баку и Ереваном?

 

Нагорный Карабах

 

 

Две армии

 

Армии Армении и Азербайджана сопоставимы по своим возможностям. Азербайджан имеет некоторое преимущество в людях и технике, но оно не является достаточным для того, чтобы добиться победы в полномасштабной войне, тем более с учётом характера театра военных действий.

 

И Баку, и Ереван могут рассчитывать на небольшой тактический успех: захват каких-то позиций, одного-двух населённых пунктов, продвижение на несколько сотен метров вглубь обороны противника. Это всё. И за этот «успех» придётся заплатить достаточно высокую для обеих армий цену.

 

Даже, если предположить, что одна из сторон обзавелась гениальным полководцем, которому удалось организовать прорыв обороны противника, численность армий не позволит превратить оперативный успех в стратегическую победу.

 

Ни армяне не могут наступать до Баку, одновременно обеспечивая контроль над занимаемыми территориями и защиту коммуникаций наступающей группировки, ни азербайджанцы не могут дойти до Еревана по аналогичным причинам.

 

Мы имеем дело с классическим позиционным тупиком, когда возможности обороны намного превышают возможности наступления. В аналогичной ситуации годами перемалывались многомиллионные армии стран-участниц Первой мировой войны. Азербайджан и Армения располагают несколькими десятками тысяч войск первой линии (у каждой из сторон) и возможностью поставить под ружьё до полумиллиона мобилизованных.

 

Даже, если абстрагироваться от реальной международной обстановки, не способствующей продолжительному конфликту, крах экономик враждующих сторон наступает раньше, чем кто-то из них сможет одержать военную победу.

 

 

Тыл слабее фронта

В данном случае, тыл у обоих государств слабее фронта. Кстати, это также было характерно для Первой мировой войны, когда экономики и политические режимы Германской, Австрийской, Российской и Османской империй развалились, в то время, как армии были способны продолжать боевые действия в том же режиме ещё несколько лет. При этом Франция и Великобритания также находились на грани социального взрыва. В каком-то смысле им просто повезло.

 

Таким образом, долго вести боевые действия высокой интенсивности Азербайджан и Армения не могут. В то же время, продолжение конфликта в сегодняшнем среднеинтенсивном формате ведёт только к бессмысленным потерям в людях и технике. Поскольку, как было сказано выше, людские и материальные ресурсы сторон ограничены, боеспособность задействованных в столкновениях группировок достаточно быстро снизится, и они просто не смогут поддерживать существующий накал противостояния.

 

Впрочем, я уверен, что стороны даже не усеют истощить свои военные ресурсы, а уже будут вынуждены вновь прекратить огонь под давлением мирового сообщества.

 

Не случайно, Россия и ЕС, США и НАТО в один голос заявили, что ожидают скорейшего прекращения огня на линии разграничения. Слишком уже не вовремя и не к месту вновь разгорелся давно замороженный конфликт.

 

Дело в том, что Карабахский конфликт не разрешён до сих пор не только и не столько потому, что ни у одной из сторон нет достаточных сил для обеспечения полной военной победы, но и в связи с заинтересованностью основных мировых игроков в поддержании хороших отношений, как с Арменией, так и с Азербайджаном.

 

Международные позиции Баку опираются на его углеводородные богатства, а также (в значительно большей степени) на значение Азербайджана в планах создания различных транзитных транскавказских коридоров, в том числе и с выходом через Каспий в Среднюю Азию. Армению серьёзно поддерживала армянская диаспора, располагающая значительным влиянием в США и странах ЕС.

 

Для России также важны и торгово-экономические отношения с Азербайджаном, и единственная в Закавказье 102-я военная база в армянском Гюмри. Не стоит забывать и о значительных по численности и достаточно влиятельных армянской и азербайджанской диаспорах в РФ.

 

В общем, международная ситуация складывается таким образом, что любому крупному игроку будет крайне трудно и политически невыгодно поддерживать какую-то одну сторону. Каждый добросовестно пытается играть роль честного посредника.

 

При этом все понимают, что в силу сложившейся обстановки ни Ереван, ни Баку не готовы к отказу от части своих требований. Для Азербайджана восстановление территориальной целостности в границах АзССР является таким же принципиальным вопросом, как для Армении — независимость Нагорного Карабаха. Ереван считает достаточной уступкой уже сам факт отказа от включения этой территории в состав Армении, а также отказ от формального признания самопровозглашённой карабахской государственности.

 

 

Победителя быть не может

 

Долгие годы военного противостояния и милитаристской пропаганды в обеих странах привели к тому, что и армянская, и азербайджанская общественность не готовы принять ни одно решение, кроме собственной окончательной победы.

 

Однако, победа одной стороны в сложившихся условиях недостижима ни военными, ни политическими средствами. В продолжающемся уже почти три десятилетия конфликте оба государства несут существенные потери. Эта война изначально является проигрышной и для Баку, и для Еревана. Победителя в ней не будет. Но и закончить её заключением компромиссного мира сейчас невозможно.

 

Именно поэтому мировое сообщество десятилетиями мирилось с этим замороженным конфликтом и будет мириться дальше. Его разморозка автоматически транслирует армяно-азербайджанские проблемы каждому из главных мировых игроков.

 

США, ЕС, Россия начинают терпеть поражение в Карабахском конфликте наравне с Баку и Ереваном. Между тем, международная обстановка и без того взрывоопасна.

 

Ведущие страны мира несут слишком большие издержки в гибридных войнах в Сирии и на Украине, чтобы позволить себе заниматься ещё одним фронтом, который к тому же никому из них не обещает никаких перспектив, зато обеспечивает огромные проблемы.

 

Даже Турция, которую традиционно заподозрили в разжигании данного конфликта благодаря необдуманным заявлениям Эрдогана, вовсе не заинтересована в сколько-нибудь длительном и существенном обострении.

 

Чем длительнее и чем интенсивнее боевые действия, тем выше вероятность согласованного вмешательства главных игроков. А они наведут порядок в регионе без учёта интересов Анкары. Москва, Вашингтон и Брюссель будут договариваться друг с другом и диктовать свою коллективную волю остальным участникам процесса.

 

Именно поэтому есть надежда, что начавшиеся при посредничестве Анкары и Тегерана консультации быстро приведут к восстановлению status quo, без вмешательства великих держав. Проблема заключается только в том, что и Баку, и Ереван после боёв и потерь нуждаются для внутреннего употребления в материальных плодах «победы» (хоть маленьких, но осязаемых). По большому счёту сейчас именно за эту «мелочь» и продолжаются бои.

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме: