В классическом понимании патриотизмом является любовь к своей стране, защита государственных (национальных) интересов, желание сделать государство стабильным и процветающим, а его граждан – счастливыми. И лишь на Украине патриотизм превращен в средство уничтожения людей, промышленности, экономики и финансов. Достаточно вспомнить газовые войны, блокаду российских грузовиков и Крыма, бомбежки заводов в Донбассе и т.д. В этом же ряду стоит и преследование работающих на Украине российских банков, подвергающихся откровенной дискриминации, политическому давлению и нападениям неонацистских боевиков.

 

Погром банка в Киеве

 

По состоянию на февраль 2014 г. российский банковский сектор на Украине был представлен 14 дочерними отделениями, которые занимали около 15% рынка. После переворота российские финансовые учреждения стали жертвами атак нового киевского режима. После возвращения Крыма в Россию зазвучали призывы к бойкоту российских банков, физические и юридические лица стали отказываться обслуживать и погашать кредиты, а с началом карательной операции в Донбассе в адрес Сбербанка России, ВТБ, Альфа-Банка и Промивестбанка посыпались обвинения в финансировании «террористов».

 

15 апреля 2014 г. Верховная рада приняла закон о «временно оккупированных территориях Украины», целью которого была легализация арестов и конфискации активов российских компаний и организаций на территории Украины и за ее пределами для компенсации ущерба от «аннексии» Крыма. Неоднократно вносились и предложения о национализации российских активов, в частности части ВЭБ в активах ИСД.

 

Погромы и нападения на офисы давно стали повседневной реальностью, превратив всегда мирную работу банкиров в опасную деятельность.

 

Стоит ли упоминать, что «патриоты», как и в остальных проявлениях антироссийской истерии, высекли сами себя? Авантюрная финансовая и экономическая политика киевской власти привела к жесточайшему банковскому кризису. По классификации МВФ, банковский кризис на Украине является тройным: банковским, валютным и долговым. В мировой финансовой истории это явление редкое. За период 1970-2012 гг. из 147 системных банковских кризисов триплет-кризисов было всего 8.

 

С конца февраля по декабрь 2014 г. неплатежеспособными были признаны 63 банка, то есть более трети, с суммарными активами около 30%. Причем банки доходят в Фонд гарантирования вкладов с «вычищенными» активами. Например, на конец августа 2015 г. оценочная стоимость активов 25 ликвидируемых банков составляла около 17% их балансовой стоимости, а по отдельным банкам эта стоимость равнялась 1-2%. За первые 8 месяцев 2015 г. поступления от продажи активов ликвидируемых банков составили лишь 600 млн. грн., а Фонд гарантирования должен выплатить вкладчикам 61,8 млрд. грн. Понятно, что вкладчики вряд ли когда-нибудь увидят свои кровные.

 

Естественно, доверие украинцев к банковской системе стремится к уровню плинтуса, что оказывает дополнительное давление на рушащуюся финансовую систему.

 

Западные же «друзья» при первых признаках финансового коллапса побежали, как крысы с корабля.

 

В 2004-09 гг. иностранные банки завезли на Украину в общей сложности 40 млрд. долл. По словам руководителя аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital А.Паращия, «еще 10 лет назад Украина считалась перспективным рынком, и каждый уважающий себя иностранный банк хотел что-то здесь купить, чтобы поучаствовать в росте экономики, то сейчас ситуация радикально изменилась. На сегодняшний день у них есть объективное желание выйти из Украины».

 

Доля западного капитала в украинской банковской системе постоянно сокращается. С рынка ушли шведы, австрийский Райффайзенбанк, итальянский UniСredit Group. Если до сих пор не произошло тотального бегства западных инвестиций, то лишь потому, что европейским банкам некому продать свои активы по достойной цене. В этом плане очень показательна история Райффайзена, который еще в 2013 г. почувствовал надвигающиеся проблемы в стране и начал продажу украинской дочки – Райффайзен Банк Аваль. Только в ноябре 2015 г. ему удалось «сплавить» 30% акций Европейскому банку реконструкции и развития.

 

А долю UniСredit Group выкупил российский Альфа-Банк, который приобрел в начале января 2016 г. 99,8% пакета акций UniCredit в Укрсоцбанке через материнскую компанию ABHH. Вместо своих акций итальянцы, которые пытались продать свою долю еще в 2014 г., получили 9,9% вновь выпущенных акций ABHH.

 

Иссяк и финансовый ручеек МВФ. Последний транш кредита Украина получила в августе 2015 г. Глава Фонда К.Лагард заявила, что программа помощи может быть остановлена: «Украина может рассчитывать на помощь МВФ только при условии стабилизации политической ситуации. Ни один партнер МВФ не может участвовать в программе поддержки, если под вопросом стоят 20% ВВП Украины». Ее слова подтвердила 15 марта и В.Нуланд в сенате США, подчеркнувшая, что денег Киев не получит, «до тех пор пока мы не будем уверены в том, кто будет нашим партнером на другой стороне стола». Приостановка кредитования МВФ влечет за собой и блокирование 1 млрд. долл. финансовых гарантий от правительства США и кредиты на 1,3 млрд. долл. от ЕС и Всемирного банка.

 

Одной из причин суровости международных кредиторов стал отказ Украины выплачивать 3 млрд. долл. суверенного долга России по еврооблигациям, что стало предметом судебного разбирательства. После того как посреднические усилия Германии не увенчались успехом, МВФ попал в неудобное положение. Выигрыш Украины в суде может повлечь за собой массовый отказ должников выполнять свои обязательства, а проигрыш – поставить Фонд перед необходимостью кредитовать страну, имущество которой будет сразу же арестовываться Россией.

 

Кто же поддерживает украинскую финансовую систему на плаву в такой катастрофической ситуации? Вы удивитесь, но российские банки. Закаленные «лихими 90-ми», они не смущаются погромами и политическим давлением, наращивая свою долю в финансовом секторе Украины. За период с 2010 по 2014 гг. активы российских банков на Украине выросли почти на 45%, что происходило заметно быстрее, чем рост остальных крупнейших банков страны.

 

Если общий объем активов банковской системы Украины в 2014-2015 г. упал на 4,3%, то активы Проминвестбанка и Сбербанка России увеличились на 6,1% и 15% соответственно. Российские инвестиции составили почти 25% всех иностранных инвестиций в финансовый сектор страны.

 

К большому негодованию «патриотов» на фоне общего падения доверия населения к банковской системе количество депозитов в российских банках растет. За 2015 г. Сбербанк России нарастил объем депозитов на 25%, ВТБ на 9,5%, а Проминвестбанк на 13,5%. Альфа-Банк за этот период увеличил депозитный портфель на 28%. Притом что за год объем депозитов во всей банковской системе Украины сократился на 26,5%.

 

Как отметил бывший первый вице-премьер Украины С.Арбузов, «в прошлом году собственники банков с российским капиталом, по сути, обеспечили половину иностранных инвестиций в страну. По данным Нацбанка, три четверти чистого прироста прямых инвестиций пришлось на банковский сектор. В этой сумме львиную долю — 65% составила докапитализация банков с российским капиталом. Еще нет окончательных данных НБУ, но предварительно 34 млрд. грн. или 1,5 млрд. долл. по среднегодовому курсу российскими финансовыми учреждениями было в разное время заведено в дочерние банки: 18,7 млрд. грн в ВТБ, более 6 млрд. — в Проминвестбанк, и 4,8 млрд. — в Сбербанк Украина».

 

На днях стало известно, что наблюдательный совет российского банка ВТБ одобрил докапитализацию украинской «дочки» на сумму до 8,9 млрд. гривен.

 

Инвестиции в Украину

 

То, что Украина не выживет без российских банков, вынуждена была признать и глава Нацбанка Украины В.Гонтарева, отметившая, что «в российских банках размещают средства многие украинцы, общая сумма активов составляет более 70 млрд. грн., то есть 25% банковской системы страны». Она предостерегла «патриотов» от излишнего рвения: «Те, кто призывают к каким-то активным действиям по отношению к российским банкам, то они должна понимать, какое это будет иметь последствие для нашего населения и всего нашего бизнеса, следовательно, и для ВВП».

 

Но «патриотам» закон не писан, даже если российские банки остаются последним гарантом функционирования украинской банковской системы.

 

Ольга Шелкова

 

 

 

Метки по теме: