Ночной обстрел натолкнул меня на мысли, которые, думаю, посещали каждого из нас, но не все решаются сказать это вслух. Никаких выборов в Донбассе не намечается. По крайней мере, в сложившейся ситуации о них говорить крайне тяжело.

 

Моя оптимистическая натура позволяет мне находить положительные стороны в обоих исходах.

 

Ночной обстрел

 

Проведение выборов — безусловно положительный вариант. Они дают нам возможность урегулирования вооруженного конфликта политическим бескровным путем. Учитывая горький опыт прошлых активных фаз, каждому из нас не хочется переживать тот ужас вновь. Но выборы возможны лишь в формате Минских соглашений, а если посмотреть на то, что происходит на Донбассе, то язык не поворачивается сказать, что хотя бы один из пунктов договоренностей исполняется.

 

Систематические нарушение со стороны Украины тяжело игнорировать и невозможно вечно закрывать на них глаза. Мониторинговая миссия ОБСЕ при помощи беспилотников заметила не отведенную и запрещенную тяжелую технику ВСУ на линии соприкосновения. Александр Хуг, первый заместитель Главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, заявил, что продвижение украинских военных к линии соприкосновения на Донбассе является провокацией, ведущей к эскалации конфликта. И то, что мы каждую ночь слышим — и есть эскалация конфликта, которую даже ОБСЕ уже заметила.

 

Как только терпение закончится, и Минские договорённости окончательно себя изживут, то армии ДНР\ЛНР перейдут от обороны к полномасштабной контратаке, которая будет фатальной для украинских военных. Год учений и военной подготовки не прошел зря. Наши парни обучились военному делу и из вооруженного ополчения стали настоящей профессиональной армией с жаждой дать отпор врагу и освободить оккупированные Украиной территории.

 

Многие из солдат наконец-то попадут домой и увидятся с семьями. Это огромнейшая мотивация, которая в итоге может стать решающей. У наших солдат есть цель и осознание того, за что они воюют — за свою землю. Мотивацию украинских военных даже украинские пропагандисты не могут возродить. Солдаты ВСУ слабо верят россказням украинских политиков, телевизор и интернет- так тем более. Они видят, что их используют. Они общаются с вернувшимися из плена, и понимают, что не с теми воюют. Единственная мотивация украинских военных — страх. А на страхе далеко не уедешь. Итог будет печальным для самой сильной армии Европы, так как в тылу их встретят те, кто хочет, чтоб армии ДНР и ЛНР вернулись.

 

Вывод. Будут выборы- хорошо, не будет- тоже не самое страшное. Украинская сторона в тупике и нынешнее положение дел больше походит на предсмертную агонию, потому что будущего для них я не вижу.

 

Денис Григорюк

 

 

 

Метки по теме: