… Но никто не говорил, что будет легко

 

Все знают, что основные экспертные и аналитические силы у нас сосредоточены в блогосфере, в таксопарках и парикмахерских. Именно там сидят люди, обладающие всей полнотой информации. Они сразу расскажут вам, почему было принято решение ввести войска в Сирию, почему было принято решение их вывести.

 

Поскольку у обычных людей никакого инсайда нет, остается лишь наблюдать за знатоками.

 

Никто не говорил, что будет легко

 

Вот, пишут с сарказмом: интересно, мол, как теперь «запутинцы» будут объяснять публике позорное бегство своего лидера из Сирии? Это пишут те самые люди, которые постоянно твердят, что «запутинцам» все хорошо. Как лидер решил, так и ладно. Эти люди полагают подобное поведение рабским, но здесь всего лишь вопрос доверия. Вы же доверяете тем или иным профессионалам? Врачам, педагогам, сантехникам. Это вовсе не означает, что профессионалы не могут ошибаться. В конечном итоге подобное доверие может дорого вам обойтись. Но жить без него в современном мире попросту невозможно. Иначе вы так и будете лечить себя по Википедии.

 

О Сирии уже сказано и будет еще сказано много разного. Насколько успешна оказалась операция. На самом ли деле были решены те задачи, которые Россия перед собой ставила или нет.

 

Однако, всякий раз люди в информационном потоке видят лишь то, что у них прямо перед глазами, упуская общую картину.

 

К огромному сожалению, многое из того, что нам предъявляют наши либералы в прессе, на ток-шоу, на своих «сходках» — правда. Экономика России слишком мала, а экономика США до сих пор — дай Бог каждому. У нас действительно нет постоянных союзников, нет и вассалов. А у мирового гегемона огромные возможности — вся Европа под ним. В информационной войне мы обладаем пока самыми скудными средствами: против десятков мировых агентств, против Голливуда, против мировых звезд у нас лишь спутник с РТ. Вдобавок, значительная часть нашей собственной творческой интеллигенции занимает проамериканскую позицию и отрицает те государственные интересы, которые проводит в жизнь наша власть при поддержке нашего населения.

 

Это тяжелое положение. Совсем не то, при котором можно рассуждать о хитрых планах, замечательных победах и безоблачном будущем.

 

Поэтому уже и то, что Россия продолжает годами отстаивать свой собственный суверенитет, является само по себе позитивным. У нас до сих пор принято считать, что в 2008-м году была совершена ошибка: мы не дошли до Тбилиси и не вздернули Саакашивили за то, за что обещали вздернуть. А в 2014-м мы не поступили с Донецком, Харьковом и Одессой так, как поступили с Крымом. А теперь ушли из Сирии, хотя граница с Турцией по-прежнему не закрыта, Алеппо и Пальмира не взяты, а над Раккой продолжает развеваться черный флаг.

 

Все это в глазах многих у нас создает впечатление какой-то недоделанности во внешней политике. Как будто бы где-то наверху не хватает воли — «и хочется, и колется». Такое ощущение с удовольствием подогревают наши недоброжелатели.

 

Между тем, если понять, что Россия находится в обороне, что это на нас идет атака, а не мы атакуем, если осознать, что и на оборону ресурсов не всегда хватает, то дела в целом обстоят весьма пристойно.

 

Мы уже забыли, что еще совсем недавно у нас у самих на территории шла полноценная война. Нельзя сказать, что дела на Кавказе полностью наладились, но то, что есть сейчас, ни в какое даже сравнение не идет с тем, что было в начале нулевых. Быть может, Абхазия и Южная Осетия не особо и цветут под сенью дружеских штыков, но там во всяком случае больше нет предвоенного напряжения. Да, Абхазия не вошла в состав России. А надо было? Чтобы через поколение нам опять предъявляли претензии за то, что мы кого-то оккупировали, воспользовавшись моментом?

 

Сколько было слухов о возможном конфликте в Приднестровье. Ни один из них пока не оправдался. Полтора года каждый день практически нам говорят, что мы бросили в беде Донецк и Луганск. Увы, там по-прежнему стреляют. Но ни о какой власти Киева над этими территориями речи не идет. Только после Минска, а Минск никто выполнять не собирается.

 

Нам постоянно говорят, что наша элита спит и видит момент, когда она сможет сбагрить назад Крым и вернуться в Куршавель. Но пока продолжают строить Керченский мост и подавать энергию с материка.

 

Ни один негативный прогноз до сих пор не оправдался. Это, конечно, не значит, что такие прогнозы не имеют под собой почвы. Мы противостоим необыкновенно сильному геополитическому противнику, обладающему невероятными возможностями. И противостоим, надо сказать, пока успешно, несмотря на наши собственные внутренние проблемы.

 

Сирийская операция проходила в той же тактике и в том же ключе, в которых Россия ведет последние годы свою внешнюю политику. Это попытка пройти между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, попытка остановить разрушения пост-Ялтинского миропорядка, остановить крушение государств и суверенитетов. С другой — обойтись малыми силами и малой кровью. С третьей — не наступить на обычные российские грабли: когда мы кому-то помогаем, а потом нас кидают с огромным удовольствием.

 

Несмотря на всю демонизацию нашего президента, непредвзятому наблюдателю совершенно понятно, что он — человек рациональный. Конечно, никто не хотел впутываться в новое противостояние с Западом. Делались многократные попытки договориться полюбовно и выторговать для России те самые двадцать лет спокойного развития. Ничего не получилось, хотя эти попытки продолжаются и по сю пору. Трудно договариваться с хозяевами мира, которые считают, что они ухватили Бога за бороду и все им позволено. Чего стоит последнее судебное решение, вынесенное в отношении Ирана? Виноватых уже назначают по басенному принципу о волке и ягненке. От международного права де факто уже ничего не осталось.

 

Вот в таких условиях нам приходится жить и действовать. А кто говорил, что будет легко? Но сказать о том, верные ли шаги предпринимают у нас наверху или ошибочные, вряд ли сегодня возможно. Не верю я в таких Нострадамусов. Главное, никакого конца истории даже в отдельно взятой стране нет, история продолжается.

 

Ольга Туханина

 

 

 

Метки по теме: