Не очень вменяемые люди просят милую Надю, чудесную и удивительную, немедленно освободить. Вменяемые говорят, что здесь о правосудии речь, только о правосудии.

 

Элита

 

Разница между не очень вменяемыми и очень вменяемыми в одном.

 

Пока в Харькове усадили тысячу активистов в тюрьму посреди города, и так и не выпустили, пока исчезали на Украине журналисты и блогеры, горел Дом профсоюзов в Одессе, пока артиллерия ВСУ четырежды пыталась взорвать химический могильник в Донецке, пока погибали под бомбами 80 детей и 8 тысяч мирных жителей, пока выпускали погулять убийцу Олеся Бузины, пока всё это творилось (и творится!) все эти люди молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали, молчали. А теперь — раз — и заговорили.

 

И такой вид у них — у одних типа не взвешенный, а у других — типа взвешенный. Взвешенные говорят про то, что нельзя быть людоедами, нехорошо же. Мы ж не за Надю, мы просто за справедливость. Поэтому нельзя.

 

Нельзя, конечно. Но цену вашей взвешенности ведь можно же назвать? Цена ей — грошик помоечный.

 

"Горловская мадонна" - жертва Украины
«Горловская мадонна» — 23-летняя Кристина вместе с 10-месячной дочерью — жертва коллег Надежды Савченко

 

***

 

С Серёгой Шаргуновым как-то говорили про разницу между отмороженными западниками и умеренными либералами.

 

Она вроде бы и есть, но присмотришься — и она куда-то запропала уже.

 

Вот Виктор Шендерович — это вроде как отмороженный слегка, а Людмила Улицкая — мудрая женщина, большой русский писатель.

 

Но если письмо надо нарисовать в защиту Савченко, чтоб на весь мир прогремело, то Виктор и Людмила — заедино. (Только что написали и подписали, и сто человек с ними). А если надо письмо написать в осуждение бомбёжек на Донбассе или пожара в Доме профсоюзов — то не дождёшься никогда.

 

Если надо поругать сепаратистов и террористов в Донецке — за что-нибудь плохое — то они соберутся и поругают. А если надо поругать тех, кто пришёл всех этих сепаратистов убить вместе с домами и живностью, они сразу без остатка разойдутся. Что отмороженные, что умеренные.

 

Я всё время пытаюсь эту разницу между ними уловить, ухватиться за неё. Но её нет. Просто одни постоянно высказываются, а другие только время от времени. Вот и всё.

 

Они, конечно, могут друг друга лично не любить. Но что нам за дело до их личных отношений.

 

Я вот знаю русских ополченцев, которых отдали под суд в европейских демократиях за участие в незаконных вооружённых формированиях. Они хоть уголодаются — никто даже слова о них не скажет. Ни один «мудрый российский писатель». Нет таких слов у этих писателей.

 

…тоже мне открытие.

 

 

 

Захар Прилепин

 

 

 

Метки по теме: