Темна душа парламентских мужчин –

Сегодня норма, завтра паранойя.

То пишут «ворог клятий Темучин»*,

А то Батый. Но есть письмо другое…

На стон из Киева «рятуйте, геноцид!»

Ответил кратко, сухо Улан-Батор,

Мол, виноваты, где-то мучит стыд,

Да что ж вас геноцидят все, ребята?!

Но тайный был ещё один ответ.

Блеснув хитро раскосыми очами,

Посол степей извлёк его на свет.

И то письмо лежит вот, перед вами.

na-mongol

* * *

«Панове! Рада! Ваш скорботний глас

Примчал, летя над Волгой и Уралом.

В глубокий смысл вникали мы не раз,

Потом смеялись дружно, всем Хуралом.

Потом наш спикер, имя вам его

Не повторить, будь вы всей Радой трезвы,

Позвал шамана – кума своего.

(Шаманы при парламентах полезны).

И тот сказал заклятье: «У! Гы! Ты!»,

Ударив трижды в свой волшебный бубен.

И через миг великий хан Батый

Уже стоял недвижно за трибуной.

– Да, – молвил хан, – я честно признаюсь,

В уме всплывают прошлого картины,

Я нападал на Киевскую Русь.

Но я в упор не видел Украины.

Державы там не видел и в глаза!

Ну приходил своим «ворожим військом».

Но чтоб мильйоны бил! Вот тут – шиза.

Не знаю, как «шиза» по-украински.

Поход, война – година жёстких мер.

Да, Киев пал, но не травите душу!

«Рошены» ваши и речистый мэр

Столицу вновь не хуже нас разрушат.

Ещё про иго. Я по горло сыт

Речами хитрой и верховной Рады.

Ведь иго всех майдановских элит

Страшнее нас. Так что брехать не надо!

А иго «амеров»? Берлина и ЕС?

А гнёт чиновников и Гонтаревой пани?

Народу что? Пиковый интерес.

Куда там нашей скромной, мелкой дани!

Про геноцид обидно мне вдвойне.

Вы не элита – коршуны и грифы.

Поднять в семь раз тарифы по стране!

Вот геноцид при помощи тарифов!

Из тьмы веков, пусть азиаты мы,

Предупреждаем вас, паны, не смейтесь,

Придут ещё за вами тьмы и тьмы

Сограждан ваших – хлопцев-европейцев.

Опомнитесь! Пройдёт немного лет,

Вам страшно станет в залах и палатах.

Народ поднимется, и хрустнет ваш скелет

Сильней, чем даже в наших жутких лапах…

Тут хан умолк, растаял. В добрый час.

Письмо кончаем. Подготовьте список.

Поможем всем, кто пострадал от нас.

Хитрить не будем мы, подобно лисам.

На том привет! Пока! Имеем честь!

Одну лишь мысль в конце примите нашу:

У вашей власти тоже жертвы есть,

Их сорок два мильйона пострадавших».

Андрей Саенко

 

* Темучин – одно из имён Чингисхана.

 

 

 

Метки по теме: