Как и ожидалось, в ночь на 27 февраля никакого всеобъемлющего перемирия не наступило. Заявления официального представителя Госдепа США Марка Тонера о том, что «подавляющее большинство групп вооруженной оппозиции… принимают условия перемирия» оказалось несколько преувеличенным. Документ о прекращении огня согласились подписать лишь около сотни различных банд, контролирующие сравнительно  небольшие территории на севере Хамы, в провинции Дераа, равнине Аль-Габ, на севере провинции Хомс и в восточном Каламуне. Эти территории стали «зеленой зоной», и, по словам начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Сергея Рудского, удары по ней временно приостановлены.

 

Перемирие в Сирии

 

Остальные группировки (в основном на севере, в районе Алеппо и Идлиба) остались верны иностранным спонсорам и братьям по оружию из террористической группировки «Фронт ан-Нусра» (запрещенной в РФ – ред.) . Они фактически согласились с призывом своего лидера Абу Голани «не поддаваться на этот трюк Запада и Америки, потому что вас подталкивают обратно под пяту репрессивного режима».

 

Сам же «репрессивный режим» может быть в принципе доволен такой реализацией соглашения. Асад мог бы извлечь определенные выгоды из полномасштабного перемирия, однако нынешнее фрагментарное его устраивает даже больше.

 

Так, если дело действительно пойдет в направлении столь частичного варианта перемирия, то он позволит сирийской армии продолжать боевые действия на северном фронте. В частности, освобождать провинции Идлиб и Алеппо а также восстанавливать контроль за границей с Турцией, через которую боевикам — как светским, так и исламистким — идут поставки оружия и техники. Заявление же Запада об атаке на местные отряды светской оппозиции можно будет легко парировать демонстрацией соглашения о перемирии, под которым подписей этих отрядов нет. Да, ради продолжения полномасштабных боевых действий в Алеппо и Идлибе Дамаск должен будет отказаться от наступательных операций на восточном фронте против Халифата и от марша на его, то есть Исламского государства (запрещенной в РФ – ред.) столицу Ракку. Однако сирийские генералы могут решить, что так будет лучше. Наступление боевиков ИГ под Ханассером, отрезавшее от снабжения всю северную группировку армии, показало всю опасность дальнейшего растягивания коммуникаций. Да и в конце концов, целью Дамаска является не скорейшее взятие Ракки, а захват ее до того, как в город войдут наступающие с севера курды. Которые сейчас испытывают большие сложности в пробивании обороны Халифата.

 

Еще одним теоретическим плюсом частичного перемирия станет облегчение наступательных операций сирийской армии под Хомсом и Дамаском. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что анклавы боевиков возле этих городов оказались фактически разделены на две части — половина каждого находится под режимом перемирия,  вторую же контролируют боевики, отказавшиеся подписаться под прекращением огня. А значит «подписанты» теперь не имеют права приходить на помощь отказникам в их борьбе с армией Асада.

 

Теоретически существует вероятность, что террористы будут в случае опасности убегать в зону, попавшую под перемирие, и оттуда наносить удары по позициям сирийских войск, однако тем хуже будет «умеренным боевикам», которые их приютят. Сирийские власти могут как минимум применить адекватные меры самозащиты (у них есть такое право в рамках соглашения о перемирии, и постпред Сирии при ООН Башар Джафари заявил, что Дамаск будет пользоваться этим правом), а как максимум потребовать исключить гостеприимных хозяев из режима прекращения огня. Очевидно, что такой вариант Дамаск тоже устроит. «Если прекращение боевых действий – это временная ситуация для изменения баланса сил внешними участниками, то те, кто захочет так сделать, скоро себя проявит, и мы вернемся к нулевой точке», — заявил министр народного примирения Сирии Али Хайдар.

 

Конечно, для исключения группировок нужна воля Соединенных Штатов. Формально Вашингтон уже заявил, что намерен сделать все возможное для реализации перемирия. «Потенциально оно может привести к переговорам о политическом урегулировании, которые помогут завершить гражданскую войну, чтобы все могли сосредоточиться на уничтожении ИГ», — заявил Обама. При этом в Белом доме понимают, что «потенциально» в данном случае означает «маловероятно»: в оппозиции огромное количество радикальных группировок, которые не пойдут на примирение с Асадом. Поэтому США уже заявили, что перемирие скорее всего будет сорвано, но виновной за этот срыв заранее назначили Москву. «Многое будет зависеть от того, будут ли сирийский режим, Россия и их союзники выполнять свои обязательства. Предстоящие дни будут критически важными, и мир будет внимательно наблюдать за этим», — заявил Обама.

 

Собственно, американцы уже подготовили обоснование российской вины. Марк Тонер заявил, что Кремль обещал Вашингтону «не наносить удары по силам, которые мы считаем умеренной оппозицией». Однако вряд ли Путин мог такое обещание дать. Во-первых Россия брала обязательство не бомбить только тех, кто подпишется под режимом прекращения огня. Во-вторых ряд группировок, которые в США рассматривают как «умеренную оппозицию», в Москве считают террористами. А президент РФ сказал в своем заявлении 22 февраля что, помимо всем известных, и другие террористические организаций, признанные в качестве таковых Советом Безопасности Организации Объединённых Наций… из режима прекращения боевых действий полностью исключаются. И таким образом остаются абсолютно легитимной целью для ВКС.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме: