Взятие ВСУ села Широкино в минобороны ДНР прокомментировали в том духе, что Киев придумывает себе победы для поднятия боевого духа военных. Действительно, на Украине умеют подать поражение как «перемогу», равно как и одержать эту «перемогу» на ровном месте ради пиара. Примеров тому немало. Но на сей раз за пропагандистской шумихой может скрываться нечто большее.

 

Широкино

 

Украинские военные полностью вернули под свой контроль село Широкино под Мариуполем, сообщил пресс-офицер сектора «М» ВСУ Александр Киндсфатер, уточнив, что ополченцы покинули занимаемую ими часть села несколько дней назад. В настоящее время в населенном пункте работают саперы.

 

Пан Киндсфатер – едва ли не главный сказочник не только сектора «М», но и всех ВСУ, если забыть о профессионалах своего дела. У него нелегкая задача. В секторе «М» постоянно что-то происходит. Обычно события привязаны к разборкам между батальоном «Азов» (пару раз уже переформатированным, но все еще существующим) и морскими пехотинцами. Последние считаются элитой украинской армии, поскольку кто-то из них проходил подготовку на полигоне Яворов под началом американцев. Однако батальон «Азов» за людей их не считает: реального боевого опыта у морпехов нет, и при первом же столкновении с ВСН в том же Широкино они разбежались. Так между двумя «героическими подразделениями» началась борьба не на жизнь, а на смерть – борьба за ресурс и так называемую «нейтралку», то есть никому не подконтрольные села на относительно стабильном участке мариупольского фронта.

 

Следить за «нейтралкой» было призвано ОБСЕ в лице мониторинговой группы, замруководителя которой Александр Хуг регулярно выезжает с персональной инспекцией в бывшие нейтральные села. Таких сел всего два, но они для ОБСЕ «стоят мессы». Широкино еще год назад было объявлено «демилитаризованной зоной», а сами эти зоны – эксклюзивным изобретением ОБСЕ. Хуг в июле прошлого года лично засвидетельствовал, что в Широкино никаких ополченцев нет. И откуда их теперь взял пан Киндсфатер – к нему вопрос.

 

Особо знаковыми в этом плане становятся псевдодокументальные фильмы, снимаемые в Киеве по подрядам минобороны и по лекалам Би-би-си. Первым был «Рейд. Сила непокоренных» – эпический рассказ о многокилометровом марше нескольких украинских бригад в тыл ВСН в направлении российской границы летом 2014 года, в результате которого они были разгромлены у Саур-Могилы, а затем и добиты под Иловайском. Снимали фильм американцы, которые заявили, что этот «рейд» – самый длинный в километровом выражении для отдельно взятой части со времен Второй мировой войны. Расценивать современную войну по лекалам 40-х годов как минимум странно, но в Киеве и Львове такое работает.

 

За этим последовал и фильм «Аэропорт», который понятно о чем. На его премьере в Киеве присутствовал лично президент Украины, раздававший награды и трогательно общавшийся с «киборгами». Жанр столь понравился сентиментальному по природе Порошенко, что отдельные сцены и сценарные подходы стали гулять из фильма в фильм.

 

Буквально на днях сразу на трех украинских каналах прошла премьера картины «Дебальцево», изобилующей фальшивками, фактическими ошибками и просто глупостями. Это культурное событие было приурочено к годовщине поражения, но пропаганда продолжает заявлять, что это была перемога. Данный тезис подтверждается инфографикой, из которой следует, что главной причиной отступления из котла было предательство отдельных младших командиров, сдававшихся вместе со своими подчиненными или отказывавшихся выполнять приказы. А перемога случилась потому, что некоторая часть войск была все-таки из котла выведена. Более того, бои в Дебальцево якобы позволили сорвать планы Кремля по расчленению Украины. Далее идет список награжденных, в том числе четырех героев Украины, из которых двое – полковники, отношение к которым в украинской армии, мягко говоря, неоднозначное. Сейчас нет необходимости детально разбирать дебальцевскую операцию, в ней есть свои плюсы и минусы, а речь сугубо о том, что в плане идеологического вранья украинские пропагандисты превзошли тут сами себя.

 

Любое событие на фронте – реальное или выдуманное – в рекордно короткие сроки выдается украинской пропагандой за перемогу. Бои за донецкий аэропорт стали «образцом героизма» и «символом борьбы за независимость», хотя были бессмысленным накручиванием истерии. Бои за луганский аэропорт и «рейд непокоренных» усилиями американских пиарщиков превратились из стратегической ошибки в «образец тактического искусства». Широкинское и коминтерновское мародерство преподнесено как «тактический успех, который не потребовал жертв». Прошлогодние бойни в Марьинке и на Павлопольском направлении считаются «крупным поражением сепаратистов», хотя именно ВСУ бежали с поля боя.

 

Но за всем этим пропагандистским фоном (и в первую очередь, за «освобожденным Широкино», где больше не живут люди) скрывается масштабное передвижение всего северного фронта ВСУ. Обстрелы Донецка, Ясиноватой и Горловки приобрели характер тотальных, чего не было даже прошлым летом. Несколько бригад ВСУ численностью более 25 тысяч человек пришли в движение на протяжении всей дуги вокруг Донецка и далее до Горловки. Бои с применением тяжелой артиллерии отмечены даже на традиционно тихом луганском направлении, а в наиболее опасных зонах – Марьино, аэропорт, Пески, Опытное, Горловка – дело пахнет уже полноценной войной. Значительные силы ВСУ на первой линии пополнены подкреплениями, а тыловые штабы приведены в полную боевую готовность. И это уже не пропаганда.

 

Евгений Крутиков