Российско-американская договоренность о перемирии в Сирии создала первую реальную возможность урегулирования одного из наиболее кровавых и разрушительных вооруженных конфликтов, поставивших мир на грань третьей мировой войны. Именно мировой войны. Это не гипербола, это суровая политическая реальность нашего времени.

 

Владимир Путин

 

За пять лет сирийского кризиса в него оказались вовлечены не только крупнейшие страны региона, но и великие державы — члены Совета Безопасности ООН.

 

С самого начала конфликта стороны декларировали безальтернативность политического урегулирования и отказ от военного решения сирийской проблемы. Однако достигнуть этого было практически невозможно: несмотря на официальные заявления, военное давление на Дамаск нарастало. Сирийские вооруженные силы были вынуждены сражаться на нескольких фронтах.  За пять лет их численность сократилась вдвое, а потому у оппозиции сохранялась иллюзия, что она сумеет добиться своих политических целей военным путем.

 

Ситуация изменилась после того, как Асад обратился за помощью к России.

 

Решающим фактором на пути к достижению политического решения стали наши Вооруженные силы. Когда на территории страны появились российские ВКС, установки противоракетной и противовоздушной обороны С-400, а к берегам Сирии подтянулись корабли ВМФ РФ, Запад получил четкий сигнал, что Россия не допустит силового решения сирийской проблемы. Вслед за этим переговорный процесс сдвинулся с мертвой точки, и мы увидели существенные подвижки в сторону политического решения.

 

Конечно, трудности на пути реализации этого соглашения неизбежны. Критиков совместного заявления много как среди сирийских оппозиционеров, так и в российских околополитических кругах.

 

Лидеры сирийской политической оппозиции рассматривают договоренность, достигнутую между Россией и США, как предательство их интересов, как сдачу американцами управления сирийским кризисом в руки России. Эта точка зрения очень широко распространена среди руководства оппозиции и в СМИ арабских стран. Но, учитывая роль Америки в тыловой поддержке оппозиционных группировок, я думаю, что в конечном итоге они будут вынуждены смириться с позицией Вашингтона.

 

В России у части политологов и политиков тоже наблюдается некоторый скептицизм. Критики договоренности считают, что нельзя было идти на компромиссы во время успешного наступления сирийской армии. Эта позиция неверна.

 

К моменту достижения соглашения возникла реальная угроза вторжения на сирийскую территорию вооруженных сил Турции. В то же время десант саудовских войск готовился к высадке в Сирию с территории Иордании. Все это делалось под покровительством НАТО и Соединенных Штатов. Третья мировая война могла стать полноценной реальностью. Соглашение о прекращении огня, достигнутое Россией и США, остановило этот сценарий.

 

Тем не менее угроза срыва договоренностей, несомненно, существует. Сирийская политическая оппозиция, все пять лет метавшаяся между Вашингтоном, Лондоном, Парижем, Стамбулом и Катаром, создавала иллюзию, что она возглавляет вооруженную борьбу против законных сирийских властей. Но когда дело дошло до принятия конкретных решений о прекращении огня, оказалось, что у нее нет возможностей управлять ситуацией на поле боя, нет вооруженных формирований, которые бы ей подчинялись. Сейчас против Асада воюют ИГИЛ, «Джебхат-ан-Нусра» и, как говорится в совместном заявлении, «другие террористические организации». Эти организации, как известно, не способны участвовать в конструктивном переговорном процессе.

 

Но я думаю, что и в Москве, и в Вашингтоне об этой опасности знают и принимают меры, чтобы не допустить срыва договоренностей. И здесь хотелось бы остановиться на другом, чрезвычайно важном моменте: достигнутая договоренность, безусловно, окажет огромное влияние на весь комплекс российско-американских отношений. Россия зафиксировала свои позиции и показала, что не намерена отступать от принципов своей внешней политики, но и бросать ненужные вызовы Соединенным Штатам тоже не собирается.

 

Москва и Вашингтон смогли выработать совместные принципы урегулирования, которые могут лечь в основу дальнейшего движения, позволив избежать войны и добиться политического решения. Я убежден, что подход, который обе стороны сумели выработать при решении сирийского кризиса, открывает двери и для урегулирования украинского кризиса. Выступая на Генассамблее ООН в сентябре 2015 года, Путин обратился к западным лидерам с вопросом: «Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?» Мне кажется, сейчас на Западе начинают осознавать, что политика России на Ближнем Востоке спасла этот регион от катастрофических изменений.

 

Вячеслав Матузов, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме: