В пятницу 12 февраля исполняется ровно год с момента заключения минских соглашений, которые были выработаны в столице Белоруссии главами «нормандской четверки» — России, Германии, Франции и Украины.

 

Пётр Порошенко

 

Соглашения пошагово описывали путь к мирному урегулированию на востоке Украины. Но за год они так и не были реализованы. Теперь команда Порошенко стоит перед катастрофическим для неё выбором – выполнять минские соглашения и потерять власть под нажимом националистов, либо активизировать военное противостояние с Донбассом и экономическую войну с Россией. И при этом окончательно, хотя и не сразу, потерять поддержку на Западе. А значит, потерять власть.

 

 

Без указания должностей

 

Год назад мало кто обратил внимание на то, кто, и главное – каким образом, —  подписал в столице Белоруссии документ, полное название которого — «Комплекс мер по выполнению минских соглашений». Это были, цитирую: «посол Хайди Тальявини, второй президент Украины Л.Д. Кучма, посол Российской Федерации на Украине М.Ю. Зурабов».

 

Но в подписании соглашений участвовала и четвертая сторона. Это были, как зафиксировано в документе, «А.В. Захарченко и  И.В. Плотницкий», то есть руководители мятежных Донецкой и Луганской республик. Но в соглашениях обозначены только их фамилии, без указания должностей.

 

По информации одного из участников переговоров в Минске, именно этот момент оказался одним из самых сложных. Украинский президент Петр Порошенко не хотел, чтобы под соглашениями стояли подписи руководителей самопровозглашенных республик. Потому что в этом случае Украина де факто признавала бы существование этих республик.

 

Поэтому, по информации нашего источника, Порошенко всячески сопротивлялся появлению подписей Захарченко и Плотницкого.

 

Но российская сторона на этом настояла. Ведь, помимо наблюдателей от ЕС и РФ, главными субъектами выполнения соглашений были непосредственные участники конфликта – Украина и непризнанные ею республики. Представители РФ предложили  компромиссный вариант — не называя Захарченко и Плотницкого главами республик, просто обозначить их в соглашениях как участников переговоров, подписавших документ.

 

Эта коллизия во многом определила судьбу минских соглашений. Украинская власть так и не признала власти мятежных республик полноценными участниками переговоров, не решилась на прямые контакты с ними и, в результате, провалила выполнение соглашений.

 

Главные пункты соглашений так и остались невыполненными. Не были полностью восстановлены социально-экономические связи Украины и мятежных республик; не принят Закон об особом статусе Донбасса; не внесены соответствующие изменения в Конституцию; не объявлена амнистия для участников конфликта. Парламент и президент так и не назначили выборы в местные органы власти, не провели полное разоружение незаконных формирований. Как результат — не восстановлен полный контроль Украины над государственной границей.

 

Срок реализации соглашений автоматически был перенесен на текущий год. Но сейчас вероятность их выполнения куда меньше, чем год назад.

 

 

Порошенко начинает и проигрывает

 

Радикально настроенные депутаты Верховной рады обвиняют Порошенко в том, что, подписав соглашения, он предал национальные интересы. Они утверждают, что соглашения отражают интересы «сепаратистов», то есть властей непризнанных республик.

 

Однако и здесь все не так просто.

 

В феврале 2015-го, когда заседала «нормандская четверка», президент находился в отчаянном положении. В эти дни в окружение под Дебальцево попало крупное соединение Вооруженных сил Украины (ВСУ). Был вероятен разгром украинской армии, и у ополченцев в результате этого открывалась возможность выхода на центральную часть страны. Поэтому Порошенко был готов подписать любой документ, останавливающий военные действия.

 

В Минске тогда проходил сложный процесс военной капитуляции. Свою президентскую карьеру в мае 2014-го Порошенко начал с усиления военного конфликта на востоке страны. Подписывая минские соглашения в феврале 2015 года, он признавал окончательное поражение в первой войне – горячем противостоянии с Донбассом. Силой оружия подчинить себе мятежные республики Порошенко не смог.

 

 

Вторая война — идеологическая и экономическая

 

Однако открыто признать свое поражение в вооруженном конфликте Порошенко не мог. Поэтому, вернувшись из Минска, президент продолжил мобилизационные мероприятия, переформирование армии, направил средства на укрепление материального и кадрового обеспечения ВСУ.

 

Команда президента начала новую войну — идеологическую и экономическую. Теперь главным врагом Украины были названы не «сепаратисты» на востоке, а российские вооруженные силы, которым, по логике украинских идеологов, и противостояла армия страны. Это как бы спасало президента от позора — проиграли, мол, ВСУ не ополченцам, а регулярной хорошо вооруженной российской армии.

 

И, хотя это не соответствовало реальности, украинская власть намеренно этого не замечала. Порошенко и его команда действовали  по принципу: главное — не то, что есть на самом деле, а то, что об этом говорят политики с телеэкрана, и на переговорах с главами западных государств и правительств.

 

Так нагнетание антироссийской истерии стало главным оружием второй войны.

 

Одним из идеологических сценариев этой войны стала идея о том, что Украина – последний бастион цивилизованного Запада перед  российской агрессией.

 

В течение нескольких месяцев по решению президента и правительства  были практически прекращены все виды сотрудничества с РФ. Российским государственным и частным предприятиям, зарегистрированным на территории Украины, было предложено сменить собственников. По инициативе правительства Украины прекращено воздушное сообщение с РФ. А с 1 января 2016 года, в связи с вступлением Украины в зону свободной торговли с ЕС, она потеряла торговые преференции со стороны России.

 

Планомерно идет наступление на все российское и русское в области культуры. Десяткам российских деятелей культуры запрещен въезд в страну, запрещена трансляция практически всех российских телеканалов, даже Шансон-ТВ и ТВ-Кулинария.

 

Правда, по подсчетам украинских экспертов, в этой войне Украина уже потеряла 11 млрд долларов – настолько снизились показатели внешнеэкономического сотрудничества Украины с РФ. А это – налоги, рабочие места, доходы государства, которые значительно превосходят то, что выделяет Украине МВФ.

 

Экономическое поражение осложнилось и внешнеполитическим. Во время встреч и переговоров  Петра Порошенко с лидерами европейских государств и правительств в конце 2015 года президент Украины получил однозначную рекомендацию: надо выполнять минские соглашения. Позже об этом заговорили и главные спонсоры Украины – США.

 

 

Война националистов против Порошенко

 

Теперь всё приходится начинать с той точки, которая была поставлена в Минске год назад. И Порошенко вынужден был признать, что альтернативы минским соглашениям нет. Речь только идет, по его словам, о новой дорожной карте – сроках выполнения соглашений.

 

Однако выполнение соглашений теперь осложнено внутренним сопротивлением окрепших украинских националистов, всех тех, кто в течение года выступал против их реализации. Провести законы об амнистии, об особом статусе Донбасса, о назначении в этих регионах местных выборов через парламент практически невозможно.

 

То, что президент и его команда в течение 2015-го года культивировали в украинском обществе – крайний украинский национализм, антироссийскую истерию, — теперь обернулось против Порошенко.  Выполнить обязательства, взятые им год назад в Минске перед лидерами западных государств, при нынешнем раскладе в парламенте он не может.

 

Проиграв по факту и эту, вторую необъявленную войну, Порошенко вынужден учитывать националистические настроения, которые поддерживал в 2014-ом и особенно горячо раскручивал в 2015-ом. Вооруженные националистические группы вышли из под контроля государства, а умеренные националисты в парламенте и правительстве за это время расширили электоральную базу. И те и другие, являясь откровенными противниками выполнения минских соглашений, теперь ведут свою, необъявленную войну. Только теперь — против президента.

 

Захар Виноградов