Пока киевские власти предрекают России голод из-за запрета поставок сала и делают громкие заявления о «деоккупации Крыма», мне в соцсетях пишут простые украинцы.

 

Диана Кади

 

Кроме оскорблений («из-за таких мразей, как ты, у нас война», «жди, к тебе уже выехали» и просто потоков русского мата), обращаются и за помощью. Просят денег. Причём не русские люди, живущие в Донбассе и настрадавшиеся от киевских обстрелов, а вполне проукраинские товарищи, обиженные, например, тем, что я недавно в эфире радио «Комсомольская правда» сожгла флаг запрещённой в РФ организации «Правый сектор» (запрещён в РФ — ред.).

 

Ещё раз оцените абсурдность ситуации: мне, ярой путинистке, адресуют просьбы те, кто кричит «Россия — агрессор» и во всех бедах винит лично ВВП. Да романы Кафки — образцы логики и здравого смыла по сравнению с тем, что происходит в головах родственного нам народа!

 

Впрочем, слово «просят» — не совсем точное. Требуют!

 

Намедни я прочла сообщение от одного украинца, желающего получить от меня деньги. «В противном случае, — продолжает некий Дмитрий из Киевской области, — пострадают люди. Диана, мне, конечно, не хочется подрывать дом и кого-то убивать, но…»

 

Но гражданин незалежной продолжает ждать материальной помощи, угрожая убить мирных жителей в случае отказа.

 

Страшно даже предположить: этот Дмитрий — просто неуравновешен (если не сказать хуже) или на самом деле способен совершить теракт?

 

Я всегда говорила: нельзя судить обо всей нации по горстке неадекватных людей. Но украинская власть уже много лет копирует линию поведения моего несчастного собеседника (скорее всего, страдающего расстройством психики).

 

Зачем просить, угрожая причинить вред не нам, а себе? Как будто кому-то, кроме родственников из России, простые украинцы сейчас нужны? (То есть, конечно, вы нужны США — как пушечное мясо для борьбы с Россией; Европе — как чернорабочие и девушки лёгкого поведения, но это несколько не та роль, которую украинцы играли в Российской империи и СССР).

 

И самое главное — зачем просить, шантажируя? Это что — особенность украинского менталитета такая? Россия обязана поставлять газ даром; МВФ — обеспечить многомиллиардными траншами; Европа — дать безвизовый режим.

 

Что за наглость, друзья? Когда мне говорили: «хохлы» — жадный, наглый народ, я отвечала, что это — фольклорный стереотип, и не следует оскорблять украинцев.

 

Но чем дальше, тем больше я убеждаюсь, что смешные анекдоты иногда превращаются в страшную правду жизни. Вспомните майдан. Почему на площади было столько людей? Не потому ли, что этих псевдопатриотов кормили халявной едой? Организаторы квазиреволюции даже оплатили концертную программу: выступления вышедших в тираж певцов и певичек.

 

Почему не пойти, не изобразить патриота? Весело. Кормят. Работать не надо. А будешь громче всех кричать «Слава Украине» и флагом махать — еще и заплатят.

 

Когда я жила в Крыму, формально еще украинском, я не видела там такого количества шантажистов, нахлебников и потребителей. Наверное, это только подтверждает то, что Крым всегда был российским. Русские люди, даже просто по духу, отдадут просящему последнее. Сколько гуманитарной помощи было отправлено в Донбасс, скольких беженцев приняли российские семьи? Россияне надеются только на себя и не ждут подачек извне. Работают и помогают братскому народу, несмотря на их ненависть и неблагодарность.

 

Украинцы любят называть русских рабами — в то время как сами терпят беззаконие и бесчинства собственных властей. При этом просят (нет — требуют!) у тех, кого уже давно не считают братьями. Они искренне уверены, что им все должны, а отказываешь или просто уточняешь: не пробовал ли ты работать — получаешь в ответ оскорбления и шантаж.

 

Но ваши угрозы давно не вызывают ужас. Не вызывают желания отнестись к вам с уважением, вникнуть в ваши проблемы. В лучшем случае вызывают лишь жалость.

 

Конечно, не все украинцы такие, как несчастный Дмитрий, о письме которого я говорила вначале, но с каждым днем их количество только растет, также как и угроза убийств, ради куска хлеба.

 

Надеюсь, украинцы рано или поздно поймут, что нельзя требовать помощи, продолжая ненавидеть Россию.

 

Я уверена, что если Украина из злого наглого соседа снова станет братом (в конце концов, даже для героев повести Кафки «Превращение» остаётся надежда на лучшее), то Россия снова протянет руку помощи и не оставит украинцев в беде.

 

Диана Кади