«Русскоязычным бандеровцам» готовят гетто и временный статус

 

Украинство – что это? Вышиванки, гопак, бандуристы? Нет. Это мерзость, предательство, ненависть, паталогическая жадность, садизм, безумие – все в одном флаконе. Еще дымятся покрышки на «святом майдане», а «настоящие» украинцы уже определяют места и статусы в справедливом обществе «революции достоинства» для украинцев «ненастоящих», которые жгли эти покрышки вместе с «настоящими» и с такой же ненавистью и угаром убивали врагов «революции».

 

Ростислав Мартынюк

 

Некто Ростислав Мартынюк, продюсер и журналист рассуждает на тему «русскоговорящих бандеровцев». Этому он посвятил огромную статью на настоящем бандеровском ресурсе. Поздравляю вас от всего сердца, о принявшие майдан, но не овладевшие великим языком Шевченко! Акценты для вас расставлены. Рамки определены. Вы скот, который надлежит содержать в стойле!

 

С полным текстом, со всеми выкладками и точками над украинским «i», можете познакомиться по этой ссылке. Не забудьте только нажать «перевести», сайт не предусмотрен для русскоговорящего быдла с украинским огоньком в сердце. А я дам лишь цитаты. Для затравки, так сказать.

 

Итак, для начала Мартынюк выясняет «Чей майдан»?

 

«В течение всех трех месяцев шла непубличная, но ощутимая борьба нашей нации постулировать исключительное право на эту революцию. У нас должны быть союзники, но на роль «долевика» претендовали так называемые «русскоязычные Украинцы». Их часто пускали на сцену, и их задним числом все-таки оформили как попутчиков, добрых помощников.

 

Эта же русскоязычная и просто русская доля актива Майдана вынуждена была принять (хотя с оговорками) корпус консервативной революционной символики, в частности имя Степана Бандеры и сам феноменальный «мем» — «бандеровцы». Эта же русская доля настороженно, а порой и враждебно восприняла падения Ленина на Бессарабке, как и следующий ленинопад».

 

То есть, все ясно: «святой майдан» принадлежит великой украинской нации, обладающей всеми ее признаками – мова, один из них, ну и, наверное, форма черепов. А русскоговорящих, второсортных украинцев просто «взяли в долю». Дело сделали, пришло время делить барыши. И вот тут возникают сложности: «А ты кто такой?!» — кричали Паниковский с Балагановым  друг на друга, распределяя украденные у Корейко деньги, пока не пришел Бендер и не забрал их себе. Коллективный украинский Бендер в виде власти, к слову говоря, уже давно все прибрал к рукам, но «настоящий» украинец тем и отличается от гомо сапиенса –  его жадность имеет паталогические признаки.

 

Судя по словам самого Мартынюка, «доля» составляла мелочь:

 

 «Между тем «русскоязычный бандеровец», которого не очень пускали на сцену Майдана, дал кровную клятву на защиту Украины. Но взамен попросил мелочь: символическую легализацию «русскоязычных украинцев» как отдельной, равной стороны нового политического процесса».

 

Но и этого давать теперь не хотят «настоящие» украинцы «русскоязычным». Кинули, короче. Тупо и по-бандитски. А что же вместо «доли»? Тут целая программа:

 

«Первое: содействовать легализации русского этнического сообщества в Украине, которое сегодня является невидимым  и таким, что манипулирует «русскоязычными Украинцами», навязывая им русские этнические представления о том, что хорошо и о том, что плохо. Итак, русские должны выйти из тени.

 

Второе: легализировав русскую общину в Украине, выделив ее из украинских креолов, четко и максимально искренне оговорить их права — на школу, на сад, на кино, на прессу, квоты на телевидении. Сделав все эти вещи справедливо — перейти к жесткому, тотальному, поистине латвийскому контролю за тем, чтобы эти русские не выходили за пределы прав, обусловленных для них в Украине.

 

Третье: устранив контроль русских общины Украины над так называемыми «русскоязычными Украинцами», которых после легализации русских останется в 2 \ 3 от их нынешнего количества, разработать глубокую, социологически выверенную схему возврата прав этим гражданам. Прежде всего, это право на свободное владение и потребление УКРАИНСКОГО ЯЗЫКА. Именно это право было отчуждено в них во времена СССР, но оно было отчужденным и в течение 25 лет в независимой Украине! Итак, ключевое право — свободное владение украинским языком — позволит их органично влить в украинскую среду.

 

Четвертое: в этот переходный период следует заявить со всей категоричностью: разговариваешь в Украине по-русски — ты русский, независимо от своего происхождения. «Русскоязычный Украинец» — это Временный статус гражданина Украины, который находится в состоянии натурализации. То есть он — в процессе освоения украинского языка. Натурализация — это и есть возвращение прав русскоязычном украинцу на украинский язык. Никакого «стабильного» сообщества «русскоязычных Украинцев» не может быть!

 

Пятое: устранить из Украины гибридную религиозную группу «Украинская Православная Церковь». Или существенно уменьшить ее влияние. Благо, лояльные к проекту государства Украина русские могут здесь быть для нас ситуативными союзниками. Потому что руководство религиозной группы, возглавляемое Орестом Владимировичем Березовским, это классическая иностранная агентура, к которой следует применять нормы Уголовного кодекса. То, что эти нормы так и не задействованы — после стольких фактов соучастия клириков и епископата «УПЦ» в диверсионных операциях РФ — следует отнести на те радикальные угрозы, к которым прибегают представители путинского режима для обороны элитного корпуса «Молящейся агентуры». Но страх — плохой советчик казаку и христианину».

 

Забавно наблюдать за развитием величайшей в мире идеи – идеи украинской, согласитесь. Ах, как прекрасны эти вонючие селюки, примеряющие, побитую молью, униформу Третьего рейха! Как грандиозно они отвратительны!

 

Игорь Орцев, специально для News Front

Игорь Орцев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: