Февраль становится своего рода месяцем «Ч» для Украины. На фоне политических и экономических проблем руководство украинского нацбанка надеется до конца февраля получить транш Международного валютного фонда взамен на отправленный туда «меморандум понимания». Понимания однако пока нет, зато непонимания внешние спонсоры Украины выказывают больше чем достаточно. Неполучение кредита сделает дефолт весьма вероятным сценарием

 

Месяц «Ч» для экономики Украины

 

Как пишет Bloomberg, украинская валюта совершила самое крупное в мире недельное падение после того, как центробанк – Национальный банк Украины (НБУ) для защиты резервов ограничил количество долларов. НБУ продал в самом конце января 19,1 млн долларов, тогда как спрос находился на уровне 35,4 млн. Украинская гривна установила тогда антирекорд – один за доллар США давали 34,247 гривны.

 

В этом году украинское правительство ждет 5,8 млрд долларов от МВФ, 1,2 млрд евро от ЕС и еще на 1 млрд долларов евробондов под гарантии США. Еще 1,5 млрд долларов могут предоставить различные западные доноры. Ожидается, что к концу года госдолг Украины вырастет до 74,5 млрд долларов, что составит 89,6% от ВВП.

 

Решение украинского центробанка не поддерживать гривну было вызвано проблемами с выделением Киеву очередного транша из 17,5-миллиардной программы помощи, рассчитанной на четыре года. Речь идет о кредите в размере 1,7 млрд долларов, который украинцы не могут получить с октября 2015 года. МВФ не торопится с выделением транша, потому что правительство Порошенко в свою очередь не торопится выполнять обещания по изменению налоговой системы и внесению изменений в бюджет. Тем не менее, считает Bloomberg, МВФ все же перечислит в феврале деньги Киеву.

 

 

Понять и простить

 

Так и председатель НБУ Валерия Гонтарева заявила журналистам, что на этой неделе отправила в штаб-квартиру МВФ «меморандум понимания» для того, чтобы получить очередной транш. Глава НБУ рассчитывает, что меморандум будет подписан в течение ближайших дней. Она рассчитывает получить транш через три-четыре недели, т.е. возможно уже в конце февраля.

 

Однако, как уже сообщал «Эксперт Online», после сделанного 3 февраля заявления министра экономики Айвараса Абромавичюса об отставке, что означает наличие раскола в правительстве, дальнейшая помощь Международного валютного фонда оказалась под вопросом. И все больше экспертов сходятся во мнении, что в феврале транша МВФ не будет. Подтверждалось это и источниками в украинском правительстве.

 

Формальным основанием для задержки кредитного транша может стать именно отсутствие договоренности по окончательному варианту меморандума о сотрудничестве между Украиной и МВФ. И хотя «меморандум понимания» отправлен, это не значит, что понимание будет достигнуто.

 

Доходность украинских облигаций на уровне 10 процентов отмечалась аналитиками как реальный риск действительно плохого развития событий. Это мнение высказывал считает стратег Bank of America Corp. в Лондоне Вадим Храмов. Отставка Абромавичюса стала сигналом того, что реформы буксуют, а это означает риски для сохранения программы МВФ, отмечал он.

 

И хотя министерство финансов Украины отчиталось за прошедший год о том, что долг Украины в 2015 году уменьшился на 4,32 млрд долларов или 6,19%. Однако следует иметь в виду, что произошло это не путем покашения, а за счет реструктуризации и списания части долгов.Как сообщает финансовое информационное агентство Cbonds, долг Украины по состоянию на 1 января 2016 года составлял 65,5 млрд долларов. В прошлом году Киев получил от МВФ в общей сложности 5,3 млрд долларов, на 1 млрд — новых евробондов под гарантии США, от Всемирного банка — 1 млрд долларов и еще 0,85 млрд евро от Евросоюза.

 

 

Гибкие правила

 

Austriancenter.com отмечает, что ради Украины МВФ в конце прошлого года пошел на невиданное ранее изменение своих же правил, которое можно объяснить лишь геополитическими причинами и сильнейшим давлением Вашингтона на крупнейшую финансовую организацию планеты. Понять руководство МВФ можно. Ему сейчас приходится очень нелегко. Фонду поручили спасти Украину от дефолта, которая технически стала банкротом еще весной 2014 года.

 

Конечно, ведомству Кристин Лагард не следовало бы вмешиваться в борьбу России и Запада за Украину, пишет austriancenter.com. Здесь напрашиваются исторические аналогии. Похожим способом МВФ спасал в 90-е годы прошлого века от банкротства и саму Россию. Впрочем, тогда спасение закончилось дефолтом 1998 года.

 

О том, что заявление МВФ о выделении Киеву 17-миллиардного кредита в апреле 2014 года больше напоминало литературное упражнение в фантастике, чем серьезный финансовый документ, свидетельствуют и дальнейшие события. Уже через год, ранней весной 2015 года валютные резервы Украины сократились до 5,6 млрд долларов. Между тем, предстояли  выплаты держателям евробондов в размере 5,4 млрд долларов. Суверенный дефолт вновь стал неминуемым.

 

11 марта 2015 года МВФ вновь пришел на спасение Украине, пообещав ей все же в течение четырех лет в общей сложности 17,5 млрд долларов. Причем, 5 млрд долларов предполагалось выделить немедленно. Затем начались трудные переговоры с инвесторами, которые в августе в своей основной массе все же согласились под сильным давлением отложить получение процентов по евробондам на четыре года и списали долг на 20%, хотя в Киеве настаивали на 40-процентном списании.

 

 

А зря России не отдали долг

 

Оставалось последнее препятствие – разобраться с долгом России, который составлял 3 млрд долларов. Киев не стал придумывать велосипед и поступил просто – объявил его не суверенным, т.е. государственным, а частным или коммерческим долгом. Это означает, что с Россией можно обращаться как с простыми частными инвесторами. Москва, естественно, от такой схемы категорически отказалась и начала готовить документы в суд.

 

Сразу после того, как Киев официально заявил, что не намерен выплачивать России 3 млрд долларов, МВФ оказался в щекотливом положении. Дело в том, что согласно своему же уставу Фонд не имеет права давать деньги государству, которое не рассчитывается с кредиторами. Здесь следует иметь в виду, что руководство МВФ неоднократно прибегало к этому пункту устава в прошлом для того, чтобы отказать в кредитах тем или иным странам.

 

Выход из затруднительного положения оказался простым. МВФ просто последовал примеру Киева и 8 декабря 2015 года заявил, что изменил свои же правила в части отношений между клиентами и кредиторами. Россия, вероятно, выиграет дело в суде, но испытает трудности в исполнении его решения.

 

Между тем, следует иметь в виду, что все трюки МВФ, заставившие многих усомниться в авторитете этой организации, привели лишь к отсрочке дня Х. Фонд, возможно, и одержал тактическую победу над Россией, но и только. Уже сейчас требования реформ со стороны союзников и кредиторов Украины становятся все громче, послы ряда государств требуют фактически отчета от президента и премьера Украины, а отставка министра экономики, воспринятая как отказ от борьбы с коррупцией, вызвала на Западе открытое возмущение и публичные упреки властям суверенной Украины.

 

Поэтому может статься, что правовая коллизия, в которую втянулся МВФ, согласившись кредитовать Украину в обход российских требований о погашении суверенного долга, окажется напрасной. Согласившись дать в долг по политическим причинам, Фонд может перестать это делать по экономическим. Да и политическим кстати тоже, так как в стране назрел политический кризис. В этом случае банкротство становится наиболее вероятным сценарием.

 

Сергей Мануков