Никакого «нового прочтения» УК РФ Кадыров не предложил. Сенсационным оказалось именно употребление термина «враги народа».  В нём точны оба слова.

 

Рамзан Кадыров

 

Почему «враг»? Потому что речь идёт не о традиционной оппозиции, во все времена использующей кризисные явления и ошибки правительства для политических дивидендов, главным из которых является приход к власти и реализация собственного проекта развития страны. У «врагов народа», даже если они называют себя партиями и конгрессами, нет никакого проекта; их цель — хаос и прекращение всякого развития России как независимого мирового субъекта.

 

Почему «народа»? Потому что «подрывные силы» являются противниками не конкретных фигур во власти и не правящего режима, а десятков миллионов людей — пресловутых «86% ватников, анчоусов и генетического сброда», физическое выживание которых, в случае «закрытия проекта Россия», ничем не гарантировано.

 

Не ассоциируя себя с этим народом, страшась и не понимая его, намеренно отвергая всякую с ним связь (в онтологическом смысле, см. акунинскую максиму «Есть Мы и есть Они»), диффамируя его, маршируя против него, радуясь каждой его неудаче, во всех войнах желая поражения ему, его Армии и добровольцам, «враги народа» рассматривают свою гипотетическую победу исключительно в терминах массовых наказаний, репрессий, люстраций и прочей «десталинизации».

 

Чтобы «платил и каялся» не Кадыров, и даже не Путин, а именно народ — «испорченный», «преступный», «заслуживающий и худшего». Ещё лучше, чтобы этого народа не было вовсе.

 

«Народ не тот достался!» — вот «альфа и омега» врага народа.

 

Денис Тукмаков