Отношения Киева и Москвы имеют тенденцию к постоянному ухудшению, возможности налаживания отношений на сегодняшний день крайне ограничены

 

Нам не страшен сине-жёлтый волк

 

Исчезновение на Украине после государственного переворота единого, институционально оформленного правового поля – факт, не требующий доказательств. В свою очередь, киевский режим открыл новую главу в теории государства и права, а также международных отношений, поразившую даже признанных экспертов в данных отраслях.

 

Украина сохраняет с Российской Федерацией дипломатические отношения на наивысшем уровне чрезвычайных и полномочных послов, не прекращает членство в СНГ и не денонсирует ключевой документ, регулирующий российско-украинские отношения – Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве от 1997. В то же время, официальный Киев на всех международных площадках заявляет о том, что находится в состоянии войны с Россией, подкрепляя для внутренней аудитории сей тезис квазиправовыми актами, принятыми парламентом – «О признании РФ государством-агрессором» и «Об отпоре вооруженной агрессии РФ и преодолении ее последствий».Опираясь на данные акты, находясь под давлением собственной социальной базы, радикалов-националистов, а также действуя в фарватере интересов Евроатлантики, киевский режим разрывает экономическое сотрудничество между странами и вводит санкции против резидентов РФ, юридических и физических лиц.

 

 

Крайние меры

 

Забегая вперед, заметим, что один из ключевых факторов, препятствующий стабилизации российско-украинских взаимоотношений – отсутствие на Украине единого центра принятия решений. Задействовав бизнес-рычаги, можно договориться и с Порошенко, и с Яценюком (пускай их субъектность и ограничена), но невозможно найти точки соприкосновения с многочисленными ультраправыми «патриотами» и «активистами».

 

Речь идет о том, что организация диверсий на транзитных трубопроводах руками «героев майдана» – дело времени, а не принципа, равно как это было в случае в подрывом ЛЭП, снабжающих Крым. В то же время, хорошо известно, что подобные акции «патриотов» спонсируются определенными украинскими олигархами, затаившими обиду на Россию из-за потери собственности в Крыму после смены юрисдикции полуострова.

 

Впрочем, полномасштабное применение антироссийских ограничений началось лишь спустя год после «майдана». В 2014, вопреки громким популистским обещаниям, Киев ограничился запретом экспорта в РФ товаров военного назначения и двойного использования, а также составил список предприятий с российским капиталом, предупредив о введении санкций против тех, где доля последнего свыше 50 процентов.

 

Впервые подобные меры были использованы против 160 украинских предприятий с российским капиталом в январе 2015 – согласно решения Совбеза, они были лишены разрешительных документов на право ведения определенных видов деятельности. С тех пор наметились контуры стратегии Киева по отношению к российскому капиталу – удары будут наносится по крупнейшим российским компаниям, вынуждая тех сковывать свои ресурсы на украинском экономическом пространстве.

 

Последний пример такого рода – решение Антимонопольного комитета Украины выставить штраф «Газпрому» размером 85 миллиардов гривен (3,2 миллиарда долларов в эквиваленте) с формулировкой «за злоупотребления монопольным положением на отечественном рынке транзита природного газа». Хотя механизмы для взыскания «штрафа» объективно отсутствуют, не будет преувеличением предположение о том, что украинская власть, как и в эпоху Ющенко-Тимошенко, начнет создавать проблемы с обеспечением транзита «голубого топлива», шантажируя российскую сторону.

 

Стоит обратить внимание, что сумма «штрафа» практически совпала с величиной украинского долга по еврооблигациям от декабря 2013, на который правительство Яценюка «наложило мораторий», не имеющий, в действительности, никакой юридической силы. Не желая расставаться с деньгами, Яценюк и сотоварищи выискивают контраргументы для будущих судебных процессов в международных инстанциях по взысканию три миллиарда долларов, выделенных, напомним, из Фонда национального благосостояния.

 

 

Топливо

 

Несет убытки на украинском направлении и «Роснефть», что укладывается в логику интересов одиозного днепропетровского олигарха, одного из крупнейших игроков на украинском топливном рынке, Игоря Коломойского. Игорь Валерьевич воспроизвел воровскую этику девяностых в гипертрофированных формах – не брезгуя применять ствольную и реактивную артиллерию по объектам, принадлежащих конкурентам. Так, деятельность Лисичанского НПЗ (Луганская область), принадлежащего «Роснефти», была приостановлена на неопределенный срок после обстрелов, совершенных финансируемыми Коломойским карательными батальонами. Во-вторых, депутаты Верховной Рады, ориентированные на «Беню», зарегистрировали постановление о введении санкций против «Роснефти», предполагающие блокирование счетов, полный запрет транзита грузов через украинскую территорию и закрытие более трех сотен автозаправочных станций.

 

Продолжая тему топливного рынка, отметим, что летом 2014 «Лукойл» в экстренном порядке был вынужден продавать бизнес на Украине (240 АЗС и 6 нефтебаз) австрийской AMIC после серии погромов заправок представителями экстремистской организации «Автомайдан», требовавших отдавать часть прибыли резидента «государства-агрессора» на «нужды революции». Думаю, не стоит даже говорить, что подобные факты вымогательства игнорировались украинскими правоохранителями.

 

 

Банки

 

Погромы отделений дочерних российских банков при полном попустительстве сил правопорядка также стали правилом хорошего тона для националистических формирований. Кроме, того пять «дочек» российских банков («Сбербанк России», «Проминвестбанк», «ВТБ Банк», «VS Банк», «БМ Банк») в июле 2015 были лишены права осуществлять операции на фондовом рынке Украины. Несмотря на то, что четыре финучреждения с российским капиталом входят в десятку крупнейших банков Украины, а также являются одним из главных финансовых доноров в украинскую банковскую систему, в парламентских комитетах уже ждут своего часа законопроекты о национализации имущества «дочек».

 

Похожая ситуация с «российским» сектором фондового рынка и страховых услуг. украинская биржа ПФТС, принадлежащая московской бирже, находится на грани ликвидации, а несколько страховых компаний с российским капиталом были либо уже лишены лицензий решением Нацкомфинуслуг, либо срочно меняют структуру собственности, формально переводя ее в оффшорные юрисдикции.

 

 

Инвестиции

 

Если говорить о реальном секторе экономики, то российский капитал также теряет свои позиции на Украине. Крупнейшие украинские горно-металлургические группы, «Метинвест», «Индустриальный союз Донбасса», «Донецксталь», в которых есть российские инвестиции, переживают сложнейшие времена. К примеру, вышеуказанный «Метинвест» (главный акционер – Ринат Ахметов, занимающий первую строчку в рейтинге украинского «Forbes») в 2015 году вошел в состояние технического дефолта, что невозможно было представить еще несколько лет назад.

 

Кроме того, к новому витку приватизации, планируемой Киевом, на 2016 год не будет допущен российский капитал, в том числе гражданин РФ Константин Григоришин, «серый кардинал» украинского рынка электроэнергетики на протяжении последних 10 лет. Об этом заявил Арсений Яценюк в ходе недавнего заседания правительства, назвав Григоришина «агентом ФСБ». Наиболее вероятными покупателями сети «Облэнерго» и генерирующих предприятий, выставленных на продажу, станут представители европейского и американского капитала, о чем намекнул посол США Пайетт в своем микроблоге Twitter после того, как парламент снял законодательные ограничения на приватизацию.

 

 

Россия + Украина = форменная катастрофа

 

В ситуации с российским капиталом на Украине нужно понимать, что Москве не на кого опереться в защите своих бизнес-интересов. С одной стороны, РФ не создавала пророссийские силы на Украине, а с другой – украинские власть имущие всячески давили любые проекты, ориентированные на Москву. В особенности, этим отличался «пророссийский» президент Янукович, отправивший за решетку одесского политика Игоря Маркова, лидера партии «Родина» и видного сторонника евразийского вектора развития страны, незадолго до начала Евромайдана.

 

Отношения Киева и Москвы имеют тенденцию к постоянному ухудшению, усугубленную разрывом авиасообщения, взаимным продовольственным эмбарго, отменой зоны свободной торговли, усложнением транзита грузов в третьи страны. С точки зрения национальных интересов Украины, половина валового национального дохода которой формировалась взаимодействием с российскими контрагентами – это форменная катастрофа.

 

Возможности налаживания отношений на сегодняшний день крайне ограничены. Не только по причинам, указанным в первой части данного материала, но и в связи с тем, что российские активы на Украине оцениваются примерно в 30 миллиардов долларов – а это означает, что рейдеры, занявшие места в киевских кабинетах на волне «майдана», не умерят свои амбиции, пока полностью не перераспределят данную собственность в свою пользу.

 

Денис Антонович

 

 

 

Метки по теме: