Вместо пролога

 

«Кажись», пора им всё-таки на мову переходить. Но в целом текст характерный. Дама не понимает, что никто из «ватников» в друзья и братья к свидомым не то, что не напрашивается, подумать об этом не может. Они там всё ещё думают, что слова дипломатов что-то значат. Хвостом крутят. «Уйдите, противные». Они думают, что слова о бандеровцах — пустой звук. К бандеровцам никто в России никогда в друзья не набивался, а в гости по схронам ходили — было такое. Визиты были чисто деловые.

 

Поэтому небратья плюют в панамку исключительно несчастным российским либералам. А вот это — пусть. Это так и должно быть. Сотники докатились. Лизали свидомые сапоги, лизали — вылизали на свою голову. Это не Саакашвили, шашлычком не пахнет.

 

Ольга Туханина

 

 

Хороший, плохой и русский. Марина Данилюк

 

Марина Данилюк

 

 

Давно хотела написать о теме политического убежища для его искателей из-за «поребрика». О дружбе, примирении и прочей жвачке, которую настойчиво сейчас предлагают из России Украине.

 

Для начала скажу, что меня сражают наповал призывы к восстановлению сожжённых мостов и слиянию в «братских объятиях», когда русские наемники «Л/ДНР» по 60 раз за ночь обстреливают позиции украинских сил.

 

Ещё больше впечатляют списки требований, при которых россияне собираются с нами «дружить» и мириться.

 

Жители «запоребрика» второй год упорно делают вид, что ничего не произошло, а наши граждане месяцами томятся во вражеском плену и попадают в русские тюрьмы строгого режима.

 

Их военные из Пскова и Тольятти считают нормальным убивать украинцев, чтобы заплатить свой долларовый кредит за «Хюндай Акцент».

 

Для России наша страна уже второй год, как удобный просторный полигон, а люди – живые мишени.

 

– Оставьте нас в покое и убирайтесь домой! – прямо говорим мы им.

 

А они обратно протягивают к нам влажные медвежьи лапы.

 

Поэтому лучше вытащить из проигрывателя заезженную грампластинку о дружбе и убрать ее обратно в пыльный ящик.

 

Эту прививку от последствий дружбы с Россией и общей национальной беспечности в отношении северного соседа Украина запомнит надолго.

 

У каждого думающего украинца появился шанс понять, что чувствуют жертвы насилия, когда тебя избивают до полусмерти, обчищают карманы, вырывают серьги из ушей – и оставляют умирать в тёмном переулке.

 

А когда выжившая жертва наутро пишет заявления в милицию, злоумышленник всячески отрицает вину и говорит, что она сама его спровоцировала.

 

Дальше следуют попытки договориться, подтасовать улики и, конечно, посеять сомнение в моральных качествах самой жертвы.

 

Наблюдая за подергиванием информационного поля, я вижу, что русская пропаганда использует все возможности, чтобы опровергнуть образ Украины, как жертвы агрессии, в глазах иностранных наблюдателей.

 

А ещё убедить часть «свободных ушей» внутри нашей страны, что действия Киева и власти ничем не отличаются от режима Путина.

 

Взять, например, скандальную историю о Насте Леоновой – то ли «санинструкторе Азова», то ли по последней уточненной информации, девушки, приехавшей в Киев устраивать свою личную жизнь.

 

Предание о молодой женщине, якобы репрессированной властями Украины и СБУ, которое русские либералы уже красочно сравнивают с кровным ФСБ, а то и Гуантанамо, пошатнуло и без того малую надежду на вежливое соседство в далеком будущем.

 

Несколько журналистов и российских оппозиционеров неслабо занесло, когда речь зашла об их соотечественнице Насте. Они так взвинтились, что сразу придумали свою версию событий. Она якобы ходила на антипутинские митинги, приехала помогать «Азову», а злое СБУ взяло ее то ли за подол шубы, то ли за лайки под призывами свергнуть законно избранную украинскую власть.

 

Писали много. О «вышивате», о «концлагерях для россиян» и «ненависти, как уделе слабых».

 

Жаль, что никто не поинтересовался персоной самой россиянки, кроме общедоступных милых фоточек в Facebook.

 

Кто видел её на митинге против Путина?

 

Кого она инструктировала в «Азове»?

 

Почему после тёплого Таиланда она выбрала для проживания совсем неэкзотическую Украину?

 

В итоге мы совершенно не знаем биографию этого отдельно взятого человека. Не задаемся вопросом, что она действительно делала в Украине, и почему её обвинили в совсем нешуточной статье – подготовка террористического акта.

 

Вместо этого мы слушаем истории от моральных авторитетов российской стороны о том, какие украинцы неблагодарные сволочи, расправляющиеся с хорошими русскими.

 

А основная претензия к СБУ состоит в том, что девушке предъявили текст обвинения на украинском языке. Аргументы защитников просто смехотворны. Получается, если Настя читала призывы к террору против правительства на украинском языке – она всё хорошо понимала. А когда дело дошло до серьезных вещей – она просто перестала узнавать украинский алфавит.

 

Я не судья, чтобы осуждать россиянку Леонову за её решения и поступки. Она взрослая девочка. Просто этот скандал – отличная иллюстрация насколько шатко взаимопонимание между украинцами и русскими либералами.

 

История Леоновой воспринимается, как попытка выдавить каплю сока из выжатого лимона.

 

Мол, поймите нас, это всё политики нас поссорили и мешают нам жить в обеих странах, а мы вас любили и будем любить дальше. Поэтому, отпустите наших девушек с сомнительной биографией на свободу, откройте врата для русских беженцев и поскорее прыгайте с головой в пучину русской дружбы.

 

Но знаете в чём самый интересный урок из этой истории с примирением, «репрессированной» Леоновой и обидами русских на нерадушный прием своих сограждан в Украине?

 

Два государства по-прежнему находятся в состоянии войны. Для нашей стороны она самая настоящая – с разрушениями, жертвами, беженцами, ранеными и эмоциональным восприятием России, как врага №1.

 

Знаете, лучший способ предохранения от дружбы с неадекватным соседом – прогулка по кладбищу среди новых могил с сине-жёлтыми лентами. Это те парни, которые за прошлые инфантильные «дружилки» заплатили собственной головой.

 

Для России эта мучительная война на Донбассе всегда была табу и даже шуткой. Россияне не представляют, как это быть в роли жертвы, регулярно встречать грузы-200 и бороться за элементарное выживание страны. Вместо этого они годами видят Украину, как неблагодарную страну, ненадолго спрыгнувшую с железного крюка братской дружбы.

 

Все русские – и «вата», и продвинутые демократы почему-то убеждены, что мы должны верить на слово каждому пришельцу из-за «поребрика», и создавать им комфортные условия. А любое сомнение или критика – тут же осуждается и воспринимается за проявление «вышиваты» или украинского нацизма.

 

Кажись, русским просто тяжело понять простую реальность. У нас нет никаких долгов перед любыми русскими. Мы не делим их на хороших или плохих. В настоящее время все они граждане страны, с которой мы воюем. Наша главная задача – внимательно следить за собственной безопасностью, а не начинать игру в русскую рулетку, в надежде, что очередной беженец/санинструктор окажется честным человеком, а не хорошо законспирированным офицером ФСБ.

 

Мы не просим ничего немыслимого – ни кремлёвских звёзд, ни клочка русской земли. Просто говорим русским:

 

— Уважайте нашу частную жизнь, как уважаете своих соседей по лестничной площадке. И не приезжайте в Украину работать борцами с существующей властью, строителями единой Руси изнутри и подстрекателями неокрепших умов.

 

И нечего обижаться, если мы наотрез отказываемся подружиться и сомневаемся в красивых историях о русских девушках, бросивших комфортную московскую жизнь ради службы в «Азове».

 

Марина Данилюк, «Украинская правда»