В декабре я написала «Письмо солдату ВСУ». Многие говорили, что я пишу в пустоту, что до украинских солдат не достучаться, и что они не услышат меня. Но они ошиблись.

 

«У нас идейных нет, мы мясом были»

 

После этого письма мне написал Дмитрий (имя изменено), мобилизованный солдат из Харькова. Привожу выдержки из переписки с его согласия.

 

«Здравствуйте, Анна. Я солдат украинской армии. Мы прочитали ваше письмо… Многие все понимают…

 

Я из Харькова. Был мобилизованным. У нас идейных нет, мы мясом были. И таких много. Из Харькова много военных, которые против всего этого. Даже есть такие, которые договариваются или специально уничтожают боеприпасы. Но увы… это капля в море. Ничего сделать не могут. Против власти не попрешь. А семьи все на территории Украины, их не бросишь.

 

К счастью, я выбыл из армии еще в августе.

 

Перевес, конечно, численный у украинской армии есть. Но они сейчас насильно ловят людей. В основном — алкоголиков. Они этот перевес обнуляют фактически. Да и мобилизованные воевать не хотят. Зато будут, скорее всего, локальные бои там, где есть добровольческие батальоны. Вся проблема от них.

 

Я надеюсь, войны не будет. Но это еще зависит от народа… Много упоротых, они готовы подыхать, лишь бы нагадить Донбассу. Мы пытались рассказать. Но нам не верят. Многих разжаловали.

 

Два отделения попали под огонь 22-го тербата. И там погибшие были, и раненых тьма. Их даже не лечат теперь. 22-й тербат — он харьковский, собран из упоротых националистов. Я знаю два случая, когда они реально стреляли по ВСУшникам в районе Счастья.

 

В Харькове настроения примерно 50 на 50. Молодежь больше „свидомая“, те, кто старше, — нормальные.

 

Но уже начало меняться подсознание многих тех, кто раньше был свидомым. Они становятся более нейтральными.

 

Если будут желающие со стороны Донбасса, я могу ответить на вопросы. Потому как многие нас демонизируют очень страшно, а реальных врагов пускают в ту же Россию. Очень многие выехали из батальонов на заработки».

 

Анна Долгарева

 

 

 

Метки по теме: