Восемь лет назад в глазах всего мира на кону американских президентских выборов было не меньше, чем ответ на вопрос: удастся ли Соединённым Штатам войти в историю.

 

Барак Обама

 

Большая часть мира счастливо погрузилась в американскую эйфорию, поскольку избрали первого темнокожего президента ради того, чтобы Барак Обама вошёл в историю. Когда он посетил Берлин, как следует из столь тайных записей Хилари Клинтон, даже Ангела Меркель выказывала раздражение, что слегка понятно, ибо кто любит, если в столице кандидату в президенты другого государства рукоплещут так, будто к ним явился сам Мессия.

 

Барак Обама много чего наобещал, от налаживания отношений с Москвой до вывода войск из Ирака и Афганистана, а также закрытия тюрьмы в Гуантанамо. Его электорат и глобальный клуб поклонников сформулировал бы так: больше никакого Буша. Ничего, что было бы Бушем, и всё, что не Буш.

 

Это получилось не совсем. Сейчас, в 2016-ом, кажется, что Барак Обама едва выделяется из ряда американских президентов, разве что тем, что темнокожий. Во время первого цикла, по слухам, он дал указание на большее количество атак беспилотников, чем его предшественник за 8 лет, и в свете этого выходит, что Барак Обама, по сути, ещё более решительный вариант Буша. Разве что политически корректен.

 

В своей последней речи об итогах года президент Обама излучал оптимизм, с гордостью перечислял, каких результатов достигли Соединённые Штаты, которые, по его словам, всё ещё самая могущественная, самая сильная страна, и речи быть не может о её закате, а кто это утверждает, тот врёт. Коснулся и разрешения однополых браков – читатель должен помнить, что это был всемирный праздник, когда наши фейсбучные друзья окрасили свои аватарки в радужный цвет. Обама может гордиться этим либеральным карнавалом, если хочет, но пока мы ещё помним, что решение принял совсем не выбранный народом и представляющий его законодательный орган, а несколько судей совсем демократически решили, что отныне нельзя запрещать однополый брак и всё.

 

Ну а что сказал Обама по поводу терроризма? Президент успокоил свой народ тем, что терроризм если и угрожает Соединённым Штатам, то не их существованию. Как приятно сердцу это слышать здесь, в Европе, правда?

 

Унаследованный иракский и афганский кошмар не только не удалось остановить, но американское правительство пустилось в создание новых кругов ада в Сирии и Ливии. Мало было двух не способных функционировать государств в регионе, нужно было погрузить в хаос ещё два стабильных государства – они были такими, какими были, но в данный момент их оплакивают и те, кто кидал дротики в портреты их руководителей. Сирийская политика Обамы совершенно непонятна и непоследовательна, что лишь частично объясняется его постоянным противостоянием со всё более увеличивающимся влиянием республиканцев в Конгрессе, что, очевидно, тоже не случайно. Американская политика поддержки «сирийских повстанцев» столь трагикомична, что человек склонен думать, что настолько плохо что-нибудь исполнять можно лишь со злым умыслом. Если Асаду и не поверили, то знаменитая американская разведка наверняка ясно осознавала, что между так называемыми оппозиционными силами достаточно часты перемещения, и стираются границы меж «умеренными повстанцами», «исламистскими боевиками» и «террористами» — если вообще есть там границы. Асад с самого начала всю эту кучу запросто назвал террористами, а западные СМИ даже боевика, поедающего сердце сирийского солдата, умудрились отмыть до образа борца за свободу – ну, примерно так же, как из бросающегося кусками железобетона в венгерских полицейских мигранта сделали «беженца с травмированным сознанием».

 

Обама прав в том, что терроризм действительно не угрожает существованию Соединённых Штатов, но к тому он весьма причастен, что Европе, легко может оказаться, таки да. Но взглянём лишь на безупречную улыбку американского президента:  совершенно не имеет значения, что будет с Европой. Бегут к нам из тех стран, куда Вашингтон экспортировал демократию, у нас взрывают бойцы Исламского Государства – которых, добавим, любит поддерживать, как выясняется, определённый союзник Соединённых Штатов в Персидском заливе. Какое счастье, что фонд госпожи Клинтон, кандидата от партии Обамы, в своё время не отказался от денег упомянутой монархии, чтобы потом Госдеп одобрил для них поставки вооружений.

 

Словом, отсюда из Европы тяжело разделить ура-оптимизм президента Обамы, но пусть нас утешит, что мы хотя бы друзья. Разве можно написать иначе.

 

Марианн Эри, Magyar Hirlap, Венгрия

 

Перевод – Istvan Kovacs