На одной из лекций Жореса Ивановича Алферова, лауреата Нобелевской премии по физике, прозвучал вопрос о перспективах термоядерного синтеза в Международном термоядерном центре ITER. Жорес Иванович ответил, что он в него не верит.

 

Арктика, добыча нефти

 

Так где же мы будем брать энергию через 50-100 лет, если он прав?

 

Мировые запасы нефти и газа неумолимо сокращаются. Опубликованный в прошлом году статистический обзор British Petroleum о мировых запасах энергоресурсов говорит о том, что на планете пока достаточно доказанных запасов, чтобы обеспечивать ими мир в течение 40 лет при условии сохранения сегодняшнего уровня потребления.

 

Так же министр природных ресурсов Сергей Донской в интервью газете «Комсомольская правда» утверждает, что «традиционных месторождений хватит на 30-40 лет».

 

Конечно, некоторые месторождения уже сейчас серьезно истощены. Но в мире еще остался один неподеленный участок дна, содержащий в своих недрах огромные запасы углеводородов. И это Арктика.

 

Арктика – это не только нефть и газ, Арктика – это еще и транспортные пути, лучший из которых как раз проходит вдоль нашего побережья.

 

Представьте себе, как перераспределятся торговые пути из Азии в Европу, идущие пока еще через Суэцкий канал, когда из-за таяния льдов появится круглогодичная возможность навигации по Северному морскому пути.

 

У нас появится еще один валютный канал и мощное оружие санкционной войны. Поэтому должно быть сделано все возможное и невозможное для того, чтобы историческое право России на арктический сектор глубоко уважалось нашими «партнерами».

 

В данный момент на кусок арктического пирога претендуют пять государств, имеющих выход к побережью Северного ледовитого океана: Россия, США, Канада, Дания, Норвегия. Вместе они образуют Арктический совет, в который так же входят Финляндия, Швеция и Исландия, имеющие территории, находящиеся за полярным кругом. Кроме того, есть еще и остальной мир, который хотел бы получить как можно более широкий доступ к арктическим богатствам.

 

На сегодняшний день существует два типа нерешенных вопросов правового статуса Арктики.

 

Первый — это различие точек зрения арктических стран и остального мира на принадлежность Арктики.

 

Исторически так сложилось, что Морское право не применялось в Арктике в полном объеме, поэтому с точки зрения Арктического совета она представляет собой лишь огромное внутреннее море, которое омывает берега всего лишь пяти стран, большую часть его покрыто льдом, и в нем нет морских путей, рыбных промыслов и другой деятельности.

 

Получается, что эти пять государств сами между собой на основании двухсторонних договоров определяют границы, а в целом вся территория Арктики принадлежит только этим пяти государствам.

 

Остальной же мир считает, что к Арктике должно применяться международное морское право.

 

В 1982 году была подписана Конвенция по морскому праву, которая четко разграничивает морские пространства.

 

Вот есть береговая линия, 12-мильная зона, территориальные воды и 200-мильная экономическая зона, а все остальное – это международное пространство. Но если отсчитать 200 миль от побережья, то в центре Арктики получается огромная никому не принадлежащая буферная зона.

 

Весь мир утверждает, что эта буферная зона будет международной, а Арктические государства в свою очередь говорят, что эта зона будет зоной ответственности прибрежных государств, а границы не исчерпываются 200-мильной зоной, а уходят за нее до самого полюса.

 

Второй тип нерешенных вопросов – это территориальные споры между Арктическими государствами.

 

Как известно, основы правового режима Арктики были заложены еще в Постановлении Президиума ЦИК СССР от 15.04.1926 «Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном ледовитом океане». Данное Постановление заложено в стратегию развития Арктики до 2020 года.

 

Однако не стоит переоценивать значимости морского права для разрешения территориальных споров в Арктике, тем более, что данный подход не всегда отвечает Российским интересам.

 

Некоторые средства массовой информации, а также различные международные конференции вдалбливают в сознание, что для решения территориальных споров существует только единственная правовая основа и это морское право.

 

Что касается международных конвенций, то тут есть опасность того, что международное сообщество неправильно истолкует ст. 38 Статута МС ООН, в которой в качестве источников обозначены международные конвенции.

 

Например, Илулиссатская декларация 2008 г, где выработаны положения проекта договора между Россией, США, Канадой, Данией и Норвегией по разграничению континентального шельфа Северного Ледовитого океана на основании морского права.

 

23-26 июня 2004 г. в Санкт-Петербурге проходила конференция «Международная энергетическая политика, Арктика и Международное морское право».

 

Данное мероприятие было организовано ведущими зарубежными научными центрами в области изучения проблем международного морского права: Центром морского права и океанской политики Университета Виргинии (США), Исландским институтом морского права, Институтом М. Планка (Германия) при поддержке Российской ассоциации международного морского права.

 

На конференции обсуждался широкий круг вопросов, связанных с проблемами углеводородных ресурсов арктического шельфа Российской Федерации. Но главным все же был вопрос установления благоприятного режима транспортировки российских энергоресурсов на иностранные рынки.

 

Прежде всего речь шла о режиме судоходства по Северному морскому пути. В ходе конференции наглядно проявилось желание ряда государств ввести свободу навигации для торговых судов и военных кораблей любых государств, независимо от компетенции Российской Федерации.

 

Как результат такого подхода был подписан договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане 2011 гг. Данный договор был воспринят мировым сообществом как слабость России в решении территориальных споров. РФ сделала Норвегии настоящий «королевский подарок».

 

Сейчас ведутся и разные споры с Данией по поводу подводных хребтов. Датчане доказывают, что, например, хребет Ломоносова является продолжением Гренландии, а, следовательно, все то, что отходит от оси хребта – это шельф, который принадлежит им.

 

Россия же отвергает подобное, говоря, что хребет Ломоносова и хребет Менделеева есть продолжение наших структур, уходящих с нашего материка и, следовательно, все, что отходит от его оси – это наша территория.

 

Помимо этого, возникнет спор с Данией и по поводу того, чья точка северного полюса, куда так любят возить туристов.

 

Существуют и другие споры, например, между США и Данией, между Россией и США: внутри арктического сообщества есть много вопросов, и это зона потенциальных конфликтов. Опять же только если неправомерно основываться только на морском праве для решения данных территориальных споров.

 

Для решения некоторых территориальных, стратегических вопросов используются и другие принципы международного права, такие как право наций на самоопределение.

 

Так, Референдум по вопросу о наделении Гренландии более широкими правами на автономию прошел 25 ноября 2008 года при поддержке правительства США.

 

За расширение самоуправления высказались 75,54 % принявших участие в голосовании, против — 23,57 % при явке 71,96 % из 39 тысяч жителей острова, обладающих правом голоса.

 

Расширение автономии позволит властям Гренландии самостоятельно распоряжаться природными ресурсами и напрямую подчинит им судебную систему и органы правопорядка, а также расширит их влияние на внешнюю политику Дании, касающуюся Гренландии.

 

Как видно из американской прессы 2009 года, используются все те-же методы информационной войны США против уже Дании. Как например статья в Нью-Йорк Таймс.

 

В ней журналист описывает Гренландию как Богом забытое место, где процветает алкоголизм, криминал и безработица. И конечно же, независимость от Дании принесет процветание коренному народу.

 

Также существует множество файлов дипломатической службы США, где посол США в Дании господин Джеймс Кейн утверждает, что местное правительство уже готово принять американских нефтяных инвесторов с распростертыми объятиями.

 

Поскольку существует территориальный спор между Данией, а точнее Гренландией, которая должна в будущем перейти под полное покровительство США, и Россией по поводу принадлежности хребта Ломоносова, то США сделают все от них зависящее, чтобы эти территории отошли именно Гренландии.

 

Для достижения своих целей США и другие геополитические соперники как обычно применят такие проверенные методы воздействия, как грантовая поддержка фондов, занимающихся вопросами Арктики, и прочие методы «мягкой силы».

 

Понятно, что решение арктических территориальных споров исключительно правовыми методами без ущерба национальным интересам возможно только с применением всего арсенала внешней политики Российской Федерации с основой на сильную армию, внутреннюю экономику и аналитическую поддержку.

 

Александр Найн

 

 

 

Метки по теме: ; ;