Монополярный мир, в котором решения за всех принимает одна страна, будет неизбежно погружаться во все больший хаос, и вовсе не потому, что руководство США – это какие-то особенно плохие люди. Они обычные.

 

Барак Обама

 

Снова и снова можно наткнуться на авторов (взять, например, недавний текст Максима Кантора на «Свободе»), которые одновременно позиционируют себя и как сторонников демократии, и как сторонников монополярного мира с США в качестве монополюса.

 

Позвольте заметить, что демократия – и логически, и практически – несовместима с монополярным миром. И если в посланиях Обамы это противоречие смотрится, в общем, вполне органично, то в выступлениях «либеральных активистов», обитающих на изрядном удалении от полюса, – просто нелепо.

 

Демократия – система, построенная на признании того, что люди не добродетельны. Люди – существа падшие. Они склонны преследовать свои личные и групповые интересы в ущерб другим и злоупотреблять властью, когда у них появляется такая возможность. Поэтому в демократию встроены сдержки и противовесы, которые должны заставить людей считаться с интересами друг друга, а власти – действовать строго в рамках правил.

 

Вера в монополярность, напротив, связана с верой в благость людей – по крайней мере, некоторых. Она предполагает, что тот самый единственный полюс силы будет заботиться о благе других и воздерживаться от злоупотреблений, не имея никаких сдержек и противовесов – просто в силу неотъемлемо присущей ему добродетели.

 

Вы не можете быть одновременно сторонником демократии и монополярности. Нельзя одновременно требовать выборной, сменяемой, ограниченной и подотчетной власти в масштабах страны и призывать на свою голову всемирную власть, которая никак от ваших голосов не зависит и никак перед вами не отчитывается, в масштабах планеты.

 

Монополюс как центр власти, находящийся за пределами страны и никак не подотчетный ее жителям, – это нечто, принципиально и по всем пунктам несовместимое с демократией.

 

Нынешний мировой гегемон – США – внутри себя может иметь демократическое устройство, которое побуждает политиков действовать в интересах граждан. Не все с этим согласны, но примем, для простоты дела, что это так.

 

Но из этого никак не следует, что американские политики станут или хотя бы смогут действовать в интересах чужаков. Не существует никаких сдержек, никакой системы обратной связи, которая побуждала бы их это делать.

 

Результаты этого мы наблюдали. Вмешательство Запада в Ираке и Ливии, поддержка революции на Украине привели только к существенному ухудшению жизни населения. Почему?

 

Дело не в злонамеренности как таковой; никто не стремился именно ввергнуть регион в хаос. Просто когда решения, определяющие жизнь и смерть людей, принимаются властями другой страны, у людей нет возможности на них повлиять. И это будут очень плохие решения – по ряду причин.

 

Во-первых, интересы иностранного управляющего никак не связаны с вашими интересами. Он ничего не потеряет, если вы все умрете. Это не значит, что он активно желает вам смерти – вовсе не обязательно. Это значит, что ваша жизнь и интересы находятся в списке его приоритетов очень низко, если находятся там вообще.

 

Авторы ближневосточной катастрофы никак лично от нее не пострадали. Люди, принимавшие решения относительно свержения Саддама, Каддафи или Януковича, и пропагандировавшие эти решения для публики, ничего не потеряли.

 

Они вовсе не в тюрьмах оказались – напротив, они пребывают на достаточно высоких постах и произносят все те же возвышенные, глубоко трогающие сердце речи про свободу, достоинство и продвижение демократии.

 

Во-вторых, возникает явление, которое можно было бы назвать «недозахватом». Обычно, когда империя (Римская, Британская, какая угодно еще) захватывала территорию, она сносила или подминала под себя местные властные структуры, но затем обеспечивала определенную управляемость – вице-король отдает приказы, администрация обеспечивает их выполнение, любой местный чиновник, который попробует их не выполнить, как минимум лишается поста.

 

США сносят не устраивающие их власти, но вот установить полноценную колониальную администрацию не могут по причинам как идеологического, так и практического характера. Идеологически надо настаивать, что народ «освободился» и теперь «сам решает свою судьбу», практически колониальная администрация требует расходов, подготовленных кадров и т.д.

 

В результате возможности США контролировать ситуацию в «освобожденных» странах оказываются весьма ограниченными. Байден приезжает в Киев и ругается на коррупцию (Коррупция, Джо! Кто бы мог подумать!). Но он не может просто разогнать коррупционеров (хотя он отлично знает, кто это) и посадить на их место надежных, честных колониальных чиновников. У него их просто нет, как нет и колониальной полиции, чтобы арестовать воров.

 

Если вы сносите одну власть и не утверждаете на ее месте – рукою крепкою – другую, вы неизбежно получаете хаос разной степени кровавости, смотря по традициям региона. И, разумеется, гомерическую коррупцию, которую в принципе некому унять.

 

В-третьих, возникают проблемы с информацией, с картиной, на основании которой представителями монополюса принимаются решения. Как в свое время заметил министр финансов Ирака Али Аллави, начав войну с Ираком, Америка вторглась в «воображаемую страну», которую нарисовали перед ней из собственных воспоминаний те, кто бежал от режима за границу.

 

В самом деле, посредничество между США и той или иной страной мира осуществляет группа местных кадров – «демократических активистов», «борцов за свободу», «либеральной оппозиции», которая охотно публикуется в американских газетах как голос народа, страждущего под пятой тирании.

 

При этом сами «оппозиционеры» примерно понимают, что им следует сказать, чтобы понравиться, и вместо того чтобы просвещать монополюс относительно реального положения дел, просто ретранслируют ему его же собственную пропаганду. А нет ничего более пагубного, с точки зрения управленческих решений, чем доверять собственной пропаганде.

 

Монополярный мир, в котором решения за всех принимает одна страна, будет неизбежно погружаться во все больший хаос, и вовсе не потому, что руководство США – это какие-то особенно плохие люди. Это обычные люди.

 

Другие люди на их месте столкнулись бы с теми же проблемами и сделали те же глупости – просто потому, что монополярная схема не работает. Попытки правления миром из одного полюса неизбежно будут, во-первых, крайне неудачными, во-вторых, не имеющими ничего общего с демократией. Что мы и наблюдаем.

 

Сергей Худиев

 

 

 

Метки по теме: