Южный город, теплый. Летом на улицах множество кошек. Жмутся поближе к рынкам и магазинам, валяются на солнышке. Худые, облезлые, но не пуганые.

 

Screenshot_2

 

Когда летом 2014 года Луганск нещадно обстреливали и люди массово покидали город, без хозяев осталось много зверья.

 

Уезжали – в основном в пустоту. Из блокадного города, опустевшего под обстрелами, стремились вырваться туда, где нет войны.

 

Домашние животные оставались. Вынужденно. Даже сейчас в луганских группах можно найти объявления: «Ищу кошку, потерялась летом 2014 года…».

 

Зверью было тяжело под обстрелам. Нисколько не легче, чем людям. Снаряды ложились по городу. У кошек и собак не выдерживало сердце. От инфарктов погибло множество животных.

 

Самое удивительное, пожалуй, то, что в этом аду продолжали работать приюты для зверей. Продолжали работать ветеринары. Оставшиеся в городе люди беспокоились не только за себя, но и за брошенных без присмотра собак и котов. Особенно котов.

 

Луганск – южный город множества кошек.

 

Было, конечно, всякое. Хозяйка одного кошачьего приюта, например, с началом войны уехала в Харьков, оставив зверье на попечение своей 80-летней бабушки. Две трети животных погибло. А вернувшись, хозяйка не нашла ничего лучше, кроме как выбросить выживших котов на улицу.  К счастью, луганчане вовремя узнали об этом. В социальных сетях поднялся шум. Животных разобрали по рукам.

 

Удивительный народ, эти луганчане. Голод, обстрелы, безработица, — а в сердцах у людей по-прежнему находится тепло, жалость, любовь к тем, кто меньше и слабее.

 

Да, в общем, и сами луганчане немного напоминают этих брошенных котов.

 

Луганская народная республика – маленькая, беззащитная (хоть и с когтями, и с зубами, а пузико мягкое). Республика-котик. С надеждой смотрит на Россию: возьмешь, мол, на руки? Погладишь?

 

Котику в миску наливают молочка. Идут «белые Камазы», гуманитарная помощь, вливаются деньги. Но вот в дом котика не пускают, закрывают перед ним дверь. Не время, мол.

 

Ходят луганские котики, коты-луганчане, потерянные, обездомневшие. Жмутся друг к другу, греют друг друга своим теплом.

 

Так и живут.

 

Анна Долгарева, специально для News Front